Журнал
Интервью с чемпионом «Формулы-1» Льюисом Хэмилтоном
Интервью с Льюисом Хэмилтоном: Москва — отличный город для ночных гонок!

Интервью с чемпионом «Формулы-1» Льюисом Хэмилтоном

Интервью с чемпионом «Формулы-1» Льюисом Хэмилтоном

В этом году на шоу Moscow City Racing команда McLaren привезла второго своего боевого пилота: если прошлым летом жителей столицы радовал пилотажем Дженсон Баттон, то теперь мимо стен Кремля носился чемпион 2008 года Льюис Хэмилтон. Перед тем, как сесть в кокпит и отправиться исполнять обязательные «пончики» перед зрителями, он нашел время, чтобы ответить на несколько вопросов...

В этом году на шоу Moscow City Racing команда Vodafone McLaren Mercedes привезла второго своего боевого пилота: если прошлым летом жителей столицы радовал пилотажем Дженсон Баттон, то теперь мимо стен Кремля носился чемпион 2008 года Льюис Хэмилтон. Перед тем, как сесть в кокпит и отправиться исполнять обязательные «пончики» перед зрителями, он нашел время, чтобы ответить на несколько вопросов...

О МОСКВЕ

Конечно, Москва — это не Сильверстоун с его атмосферой, а это шоу — не настоящий Гран-При «Формулы-1». Но все же, насколько важна для вас поддержка публики вообще и здешней, российской, в частности?

Поддержка по всему миру всегда важна, и не все понимают, что поклонники — это именно те люди, которые создают атмосферу. Без них «Формула-1» не была бы такой притягательной — возможно, ее не было бы совсем,  поэтому всегда важно иметь болельщиков, способных создать праздничное настроение. Я не так много времени провел в России и еще не успел оценить уровень здешнего интереса к этому спорту, но я слышал, что он растет. Для нас всегда важно приезжать в страны, где «Формула-1» только набирает популярность, общаться с аудиторией и увлекать ее тем, что мы делаем.

В это самое время недалеко отсюда проходит другое событие — гоночный уик-энд Мировой серии Renault на новой трассе Moscow Raceway, и там тоже с шоу-программой выступают формульные команды. Если бы вы могли выбирать, где участвовать, куда бы вы поехали?

Мне нравится шоу, мне нравится выступать в городах, и не так часто удается побывать в столь великолепных местах, как это. К тому же, я и так почти каждые выходные провожу на гоночном треке, поэтому покрутить «пончики» и вообще позаниматься чем-то, что нельзя делать на гонках — гораздо веселее.

Недавно вы с Дженсоном поучаствовали в разработке интереснейшего проекта городской гоночной трассы, проходящей по Лондону. Как считаете, возможно ли что-то подобное организовать в Москве?

Вчера вечером я смотрел на город из окна гостиницы, а перед приездом посмотрел несколько фотографий ночной Москвы. Это место стало бы одной из самых классных арен для проведения ночной гонки, как в Сингапуре. Сингапур красив, но в нем нет такой магии, такой истории, такой архитектуры, как здесь. Некоторые здешние здания, в частности, Кремль, просто поразительны: ничего подобного не найти ни в Лондоне, ни в Сингапуре, ни в Токио, ни в других городах мира. Так что если кто-то это реализует, трасса выйдет феноменальной. Мне нравятся городские автодромы!

Такая гонка была бы просто красивой, или еще и интересной с точки зрения борьбы и обгонов?

Я провел здесь не так много времени и видел не так много улиц. Но все зависит от того, как спроектировать трассу. Я уверен, что можно предусмотреть и места для обгонов, и разместить трибуны для фанатов. К тому же, это очень здорово для туристической индустрии — на событие такого масштаба в Москву приехало бы очень много людей.

Интервью с чемпионом «Формулы-1» Льюисом Хэмилтоном

О ЖИЗНИ

Михаэль Шумахер вернулся в гонки после трехлетнего перерыва, потому что не мог представить свою жизнь без них. А что насчет вас? Можете ли вы заниматься чем-то еще, и что станете делать после завершения карьеры?

Трудность для нас, гонщиков, состоит в том, что мы начинаем карьеру в очень раннем возрасте — я провел за рулем две трети жизни. Это как наркотик: нам нравятся гонки, нам нравятся новые испытания, нам нравится подготовка к соревнованиям, работа с командой — завязать с этим весьма непросто. Сейчас я уже потихоньку пытаюсь обозначить для себя вещи, которыми буду заниматься после «Ф-1». Но точно могу сказать, что машины никуда не уйдут — возможно, я буду выступать в какой-нибудь другой серии, но ездить не брошу.

Британцев принято считать консерваторами, и к McLaren это тоже относится,  несмотря на то, что это команда выступает в столь высокотехнологичном спорте — дело, по-видимому, в традициях, которым уже не один десяток лет. А вы считаете себя в консервативным человеком, или вы открыты для изменений — личных, профессиональных и так далее?

Я стараюсь быть восприимчивым ко всему новому, хотя моя команда действительно очень консервативна. В 2007-м году у нас были серьезные проблемы — тогда нас оштрафовали, после чего команда стала еще консервативнее, чтобы больше не попадать в неприятности. Но лично я открыт для перемен и, безусловно, живу и действую активнее (и даже агрессивнее), чем многие другие люди, из-за чего чаще влипаю в неприятные истории (смеется). Так что я очень демократичен в своем выборе, о чем бы ни шла речь - о музыке, о моде, об образе жизни. Важно сохранять чистоту ума, чтобы воспринимать более широкий круг вещей.

Жизнь формульного гонщика протекает в условиях жесткого графика. Остается ли в этом расписании время на личную жизнь, или такая роскошь пилоту «Формулы-1» не положена?

Личная жизнь, разумеется, очень важна — без нее было бы невозможно находить силы для всех тех задач, которые ставят перед нами гонки. Поэтому каждая секунда, которую можно потратить на себя и близких, для гонщика гораздо ценнее, чем для обычного человека. Все время, которое удается провести с девушкой или с семьей, я стараюсь использовать по максимуму: делать какие-то запоминающиеся вещи, делать фотографии, словом — не растрачивать понапрасну.

Недавно вы принимали участие в эстафете Олимпийского огня, несли факел. Как ощущения?

Для меня приглашение на это событие стало огромной честью, ощущения просто потрясающие! Я никогда не мог представить, что стану одним из тех людей, которым доверят нести олимпийский факел. Это невероятный опыт, теперь у меня на стене висит новая фотография. А еще я купил факел — они продаются — и тоже повесил его на стену. Очень здорово, когда есть что вспомнить: когда я стану старым и седым, я смогу сказать, что участвовал в чем-то действительно важном!

Интервью с чемпионом «Формулы-1» Льюисом Хэмилтоном

О СПОРТЕ

Нет сомнений, что во второй половине сезона McLaren вернется в борьбу за лидерство. Но все же, что происходит с командой сейчас, почему результаты не так высоки? Дело в шинах, в невезении или в чем-то еще?

Тут все довольно сложно, это комбинация различных факторов  — это и пит-стопы, это и шины, которые перегреваются на одной трассе и недогреваются на другой. Создается впечатление, что какие-то треки машине подходят, а какие-то — нет. Мы и сами ломаем голову над этим вопросом, но все, что в наших силах — по максимуму выкладываться в каждой гонке, дорабатывать машину, разбираться с шинами и выкладываться на трассе.

Прошлый сезон прошел при полном доминировании Себастьяна Феттеля, а в этом почти каждую гонку выигрывает новый гонщик. Что приятнее — одерживать победы одну за одной или вырывать более редкие триумфы в столь острой борьбе, как сейчас?

Конечно, всем в первую очередь хочется выигрывать. Но победа, добытая в жаркой схватке, гораздо приятнее на вкус. В этом сезоне мы могли чаще подниматься на верхушку пьедестала, но случались заминки с пит-стопами. Теперь этот момент улажен, и нам надо бросить все силы на увеличение скорости машины. Вообще говоря, сезон получается очень плотным и насыщенным — что ж, тем приятнее будет добиться в нем успеха!

В первом же своем сезоне вы упустили чемпионство, к которому были так близки. Насколько тяжело это было в психологическом плане, и как вы с этим справились?

Да, для меня это было одним из самых тяжелых испытаний в жизни. Ожидания были высоки еще в начале сезона, и чем дальше, тем сильнее они росли. Невозможно подготовиться к присутствию перед миллионами людей, к тому, что тебя показывают по телевизору, ко всем этим интервью… Давление было просто сумасшедшим.  Разумеется, проиграть последнюю гонку в этих условиях — ощущения не из приятных. На то, чтобы оправиться, вернуть заряд, вернуть драйв и сфокусироваться на следующем сезоне, ушло несколько дней, а скорее даже недель. Но главное, что это удалось сделать. Следующий год, как показала практика, был еще успешнее.

Значит ли это, что сейчас никакого прессинга нет?

Ни в коем случае, прессинг есть всегда! В середине сезона, быть может, он чуть ниже, но если ты лидируешь в чемпионате — давление весьма серьезное. Лидировать всегда сложно. Сейчас же обстоятельства давят на нас чуть с другой стороны. Мы проигрываем соперникам несколько очков, и наша задача — сделать так, чтобы этот разрыв не увеличился, сделать так, чтобы мы зарабатывали больше, чем эти парни. «Формула-1» — это всегда давление. Это весьма непростой вид спорта.

Подготовка к шоу-заезду проще, чем к гонке. Но все равно гораздо сложнее, чем можно себе представить!
Интервью с чемпионом «Формулы-1» Льюисом Хэмилтоном
Партнер McLaren, компания ExxonMobil, привезла симулятор пит-стопа. Желающих попробовать свои силы было хоть отбавляй, но работу в формульной команде по итогам состязаний никому так и не предложили

 

Михаил Конончук