Журнал
Ишь ты, Масленица
Ишь ты, Масленица

Ишь ты, Масленица

Алексей Шмелев отправился в Великобританию, чтобы узнать, как и в каких условиях придумывают масло Castrol и через какие испытания ему приходится пройти перед тем, как оказаться в моторе вашего автомобиля.

Графство Беркшир, расположенное в каких-то 50 километрах от границы «Большого Лондона» — кольцевой дороги М25, — знаменито тремя вещами. Во-первых, именно здесь находится Винздорский замок, одна из резиденций британских монархов. Во-вторых, в Беркшире расположен Итонский колледж — знаменитая частная школа для мальчиков из аристократических семей. И, наконец, именно в этом районе базируется футбольный клуб «Рединг», известный в России благодаря своему русскому владельцу Антону Зингаревичу и выступающему в его составе нападающему Павлу Погребняку — первому в мире страйкеру, который не умеет забивать, как шутят в его адрес местные.

Есть, впрочем, и четвертая «достопримечательность», которой может похвастаться Беркшир. Речь о расположенном недалеко от городка Пенгборн технологическом центре компании Castrol — месте, где 350 специалистов разрабатывают масла, которые после оказываются, например, в каждом новом автомобиле BMW, Audi или VW.

Ишь ты, Масленица

Комплекс зданий, в которых расположился центр масштабности происходящего внутри него не отражает. По-британски компактный и аккуратный дом-замок, некоторое количество одноэтажных пристроек — все это, скорее, похоже на территорию небольшой частной школы или клиники, чем на мозговой центр транснациональной компании с многомиллиардным оборотом. Но у англичан, кажется, после «Титаника» пропала тяга к гигантомании — к чему излишества, если и на имеющихся площадях отлично умещаются все научные лаборатории, стенды для «полевых испытаний» и даже мини-завод для производства опытных партий продукции.

А что внутри? Похожа ли обстановка на химические лаборатории из научно-фантастических фильмов с гигантскими дымящимися колбами, снующими меж ними взъерошенными очкариками в белых халатах? И снова мимо.

Штука тут вот в чем. Сотрудники Castrol не говорят об этом прямо, но намекают: разработка новой формулы моторного масла в известной степени игра «в угадайку» — с необходимой поправкой на высочайший профессионализм и глубокие знания угадывающего, разумеется. В основе любого моторного масла (и это относится не только к Castrol) — около 80% стандартных базовых масел. Еще 10% — это модификаторы вязкости. Оставшиеся 10% — это присадки, которые и позволяют добиться от масла нужного результата. Например, высокой стойкости к скачкам температуры. Или способности переносить сверхнагрузки. Или особой долговечности. Специальных очищающих свойств, наконец. Того, другими словами, что хотели получить от масла специалисты Castrol — или того, о чем их попросили производители моторов. Такое, кстати, случается регулярно: сотрудничающие с Castrol автопроизводители привозят в лабораторию в Пенгборне двигатели, которые появятся на рынке будущем, а местные специалисты испытывают их и при необходимости дорабатывают масла либо дают рекомендации по конструктивному изменению самих моторов.

Ишь ты, Масленица

Но вернемся к тем 10%, на которые, как в анекдоте, они и живут. Нетрудно догадаться, что даже небольшие изменения в структуре присадок могут радикально поменять свойства масла. А раз так — чистая логика — имеется бесконечное число вариантов конечного продукта. Какую-то часть из них, разумеется, отсеивают человеческие знания и опыт, какую-то — компьютерные программы, оставшиеся — появляются в реальном мире. Но — в микромасштабе. Не колбы, а колбочки размером с палец, не стенды, а стендики, на которых в лужице масла трутся друг о друга металлические пластины длиной в четверть карандаша. Для того, чтобы понять, как ведет себя металл (а порой и не металл вовсе — в Castrol тестируют и перспективные углепластиковые материалы) подобных «микротестов» вполне достаточно, говорят в Castol. Их использование обеспечивает уникальную вариативность процессу исследования, — а следовательно, можно провести больше тестов и выбрать для дальнейших экспериментов лучшие образцы.

Ишь ты, Масленица

Лучшие из лучших (в среднем 2-3 вида продукта из 100) попадают в настоящие двигатели и помещаются на большие стенды — время «натурных» испытаний. Они в Castrol бывают самыми разными: короткий период работы под максимальной нагрузкой, длительный тест на средней нагрузке, симуляция постоянной смены режима работы... Некоторые испытания длятся по 1000 часов — более, чем серьезный цикл.

Еще один вид тестов — испытания в климатической камере. Автомобиль помещается на специальный стенд, «за руль» садится специальный робот, которого при помощи архаично выглядящего пульта обучают «пользоваться» конкретной моделью машины — переключать передачи и нажимать на педали. После робот отправляется в «свободное плавание» по заданной программе, имитирующей, например, зимний цикл вождения — в камере, понятно, в этот момент холодает до минус 25 по Цельсию. Здесь же тестируют, например, влияние на мотор и масло «холодного старта». Причем, испытание это может занять несколько дней: после того, как робот заводит, дает поработать и глушит автомобиль, двигателю нужно изрядное время чтобы остыть до нужной по условиям эксперимента температуры.

Ишь ты, Масленица

По итогам тестов, кстати, все двигатели полностью разбирают — с тем, чтобы подвергнуть тщательному анализу все его детали. Что любопытно, несмотря на весь прогресс и космические корабли, бороздящие просторы, основной метод, используемый в анализе, — органолептический. Ни один компьютер не сможет сказать о влиянии масла на те или иные компоненты двигателя больше, чем специально обученный человек, которому достаточно просто посмотреть на деталь. Вот только людей таких в мире немного, — как утверждают в Castrol, всего десять. И двое из них — работают в Пенгборне.

Ишь ты, Масленица

Круто, что говорить. Но лично у меня даже больший интерес вызвала работа других специалистов Центра. Речь о специальном отделе, который исследует присылаемые со всего мира в рамках стандартных программ или в рамках претензий и рекламаций образцы масла. Их работа сродни детективной — на основе небольшого количества жидкости (в лучшем случае в дополнение к этому приходит «пострадавшая» деталь) они должны воссоздать целостную картину того, что произошло с автомобилем. А случаи эти бывают разные — однажды, например, результаты долгого анализа показали, что в моторное масло хозяин по неизвестной причине доливал масло растительное, а после логичной кончины мотора обратился в Castrol с претензией. CSI отдыхает, в общем.

Алексей Шмелев