Журнал
Главный гонщик России о времени, друзьях и стереотипах
Трудно быть Квятом

Главный гонщик России о времени, друзьях и стереотипах

Главный гонщик России о времени, друзьях и стереотипах

Даниилом Квятом быть трудно. То есть в 21 год гоняться за Red Bull и к середине сезона опережать парня, который опережал Феттеля, который четырежды опередил вообще всех в чемпионате, — это круто. Но сопутствующая чехарда выматывает напрочь. В воскресенье Даня крутил «пончики» в Казани, в четверг уже будет в Монце готовиться к следующей гонке, а в понедельник он на денек заскочил в Москву и попытался скрыться от всего мира в дальнем углу ресторана одной из гостиниц. Даже командную униформу скинул и облачился в обычную джинсовку. Не помогло: мы все равно его нашли, сцапали и «пообщали».

Первым делом главная надежда российского автоспорта призналась, что сил на интервью не осталось никаких, а журналисты достали однотипными скучными вопросами. Поэтому мы пообещали Даниилу меньше спрашивать про гонки, еще меньше про оценку его успехов командой и совсем ничего — про то, когда же в Renault наконец разродятся нормальным мотором.

Но про гонки для начала все-таки поговорили. Еще бы: после второго места в Венгрии и четвертого в Бельгии Квят смог обогнать в таблице чемпионата Даниэля Рикьярдо — на это вряд ли кто-то мог всерьез рассчитывать перед началом сезона! Но сам Даня не придает этому большого значения и предпочитает оставаться на земле:

— Если честно, я бы не сказал, что сейчас все уже идеально. Есть еще что отшлифовать. Я пока не вышел на свою полную силу. Да, последние гонки прошли очень неплохо с точки зрения результатов, но мне кажется, что еще есть где совершенствоваться. Я доволен результатами, доволен тем, как все идет, но впереди еще много труда. Больше, конечно, это работа техническая, но и над собой я продолжу работать так же старательно, как и всегда. Есть еще некоторые нюансы, над которыми надо поработать, чтобы в будущем все было идеально. А я хочу добиться именно этого.

Однако Даня высоко оценивает свой уровень и отмечает, что Рикьярдо тоже видит в нем не просто молодого, пусть и талантливого, товарища по команде, а действительно серьезного соперника:

Попадание в такую команду как Red Bull значит, что все не просто так— В общем-то, такие отношения у нас были с самого начала. Мы все понимаем, что в «Формулу-1» никто не попадает просто так. Уважение между гонщиками есть всегда, так что не только сейчас появилось это ощущение. И я сам всегда отношусь к другим гонщикам точно так же. Попадание в этот мир, особенно в такую команду как Red Bull, значит, что это все не просто так.

Главный гонщик России о времени, друзьях и стереотипах

Разумеется, устает Даниил не только от назойливых журналистов — жизнь пилота Королевских гонок полна сложностей. Правда, в отличие, например, от Виталия Петрова, Квят не считает, что самое трудное здесь — физические тренировки:

— Они стали настолько рутинными, что на них уже просто не обращаешь внимания. Но бывают такие периоды, когда приходится много путешествовать, участвовать во многих интервью, и так далее. Времени на тренировки практически нет, но как только появляется свободная минута, я иду тренироваться. Не помню уже, когда у меня последний раз была действительно свободная неделя, когда я бы по-честному тренировался шесть дней из семи. Постоянно приходится совмещать. Но самое трудное — это в любом случае психологическая работа. Умение собрать все воедино, умение выстоять в тяжкие времена, оказаться в правильном месте в правильное время.

Психологическая нагрузка — это и про особенности пилотирования современных машин «Формулы-1». Пилоты старшего поколения, такие как Баттон и Алонсо, откровенничают: пять лет назад автомобили были быстрее в поворотах, нагрузки на организм были выше, а сейчас с точки зрения физики все стало легче, зато от обилия действий с различными переключателями голова идет кругом. Но Даня уверен, что и пять лет назад у юных пилотов вроде него самого или 17-летнего Макса Ферстаппена не возникло бы проблем с адаптацией:

Пресса все преувеличивает: современные машины не стали слишком легкими в пилотаже— Да, машины тогда были потяжелее с физической точки зрения, но я бы справился. Сейчас ведь гонки тоже не легкая прогулка, а в скором будущем (после изменения регламента в 2017 году — прим. ред.) нагрузки снова возрастут. В «Формуле-1» все развивается волнообразно: сейчас чуть полегче, потом станет потяжелее. Конечно, в таком раннем возрасте, как я в 19 лет или Макс в 17, лучше начинать с «легкой» фазы. Но в любом случае психологически это очень непросто, есть множество факторов, которые надо постоянно держать в уме. К тому же мы все равно тренируемся так, как будто машины невероятно сложны в управлении. Говоря начистоту, и раньше были гонки, после которых ты выходишь из машины практически сухим, а сейчас те же Малайзия и Сингапур — по-прежнему очень мощный физический вызов. Пресса всегда все преувеличивает: современные машины не стали слишком легкими в пилотаже.

В «Формуле-1» вообще легко не бывает, а одни из самых напряженных моментов — последние минуты перед стартом. И вот что в это время происходит внутри Квята:

— Много о чем думаешь. Иногда волнение чуть сильнее, иногда чуть меньше. Я прогоняю в голове все процедуры, все возможные сценарии. Волнение иногда приходит само собой, это естественная реакция, но потом, когда гаснут огни и мы отправляемся на прогревочный круг, все проходит и начинается техника. То есть то, что я умею делать едва ли не лучше всех.

Главный гонщик России о времени, друзьях и стереотипах

При этом каких-то предстартовых ритуалов у Дани нет. Если его австралийский напарник обязательно слушает музыку, прежде чем забраться в кокпит, то россиянин в этом плане более расслаблен:

— Я тоже иногда слушаю музыку, иногда нет — это все довольно рутинно. Нет чего-то, без чего я бы никогда не смог выйти на старт. Вот с инженером перед гонкой нужно пообщаться обязательно, чтобы еще раз все обсудить. Выспаться перед гонкой нужно. А воскресенье — это уже работа и только работа. Единственное — почему-то так сложилось, что в машину я сажусь с левой стороны. Хотя если вдруг захожу справа — ничего страшного не происходит. Суеверий нет, есть рутина.

Чтобы вы еще лучше поняли, почему Квятом быть трудно, держите факт: самые близкие для юного уфимца люди на сегодняшний день не друзья и не семья, а команда. Именно она, как говорит Даня, больше всех помогает справляться с валом работы и грузом ответственности:

С четверга по воскресенье я нахожусь в своем отдельном мире— В основном все, конечно же, зависит от меня, от усилий, которые я прилагаю, но очень важно окружить себя правильными людьми, нужно давать этим людям правильную мотивацию, ясно показывать свои намерения, обозначать то, чего ты хочешь, и понимать, готовы ли эти люди идти с тобой до конца. Команда — это те люди, с которыми я общаюсь большую часть своего времени. Самый близкий человек сейчас — это мой тренер. Если приезжает кто-то еще, то он скорее становится гостем, на гонках я сам по себе. Иногда приезжает отец, в Монако и Монце всегда есть кто-то из друзей, но времени все равно очень мало. С четверга по воскресенье я нахожусь в своем отдельном мире.

Главный гонщик России о времени, друзьях и стереотипах

Говоря о друзьях, нельзя не отметить, что Даниил переехал в Европу очень рано, в 12 лет. И все-таки российские друзья у него есть, пусть и поддерживать прежние взаимоотношения с ними становится все тяжелее:

— Российские друзья остались, только сегодня виделся кое с кем, на прошлогоднюю гонку в Сочи они тоже приезжали. Естественно, дистанция делает свое дело, удерживать отношения непросто, но если я, скажем, приеду в Москву и захочу с кем-то встретиться, такой человек всегда найдется. Да, это правда, что большинство моих друзей — все-таки те, кого я встретил в Европе. Но это справедливо и для них самих: большинство их друзей — не из их родных стран. Это естественный ход вещей, мы просто живем в таком мире.

Как признался Даня, даже в его сверхплотном графике можно выкроить немного времени для развлечений и даже похода в клуб, но действовать нужно осторожно:

Девушки пока нет. Я еще не встретил ту, с которой было бы комфортно проводить все свободное время, поэтому предпочитаю оставаться свободным— Да, иногда такое случается, но нужно выбрать правильный момент, знать, что у тебя есть достаточно времени, чтобы потом прийти в себя. Правда, я стараюсь не доходить до такого состояния, чтобы затем приходилось подолгу восстанавливаться. Вообще, отдых предпочитаю разнообразный. У нас только что закончился обязательный летний перерыв, во время которого я неделю отдыхал с друзьями на Сардинии. В целом, я довольно общительный человек, поэтому если и могу просидеть в одиночестве, отключившись от внешних раздражителей и перезаряжая батарейки, то день-два, а потом все равно захочу общения с близкими. С ними я могу быть самим собой, совершенно открытым, и я очень ценю это. А девушки пока нет. Я еще не встретил ту, с которой мне было бы по-настоящему комфортно проводить все свое свободное время, поэтому предпочитаю пока оставаться свободным.

Главный гонщик России о времени, друзьях и стереотипах

Если вы раньше читали другие интервью с Квятом, то вам (как и нам) могло показаться, что, несмотря на свою молодость, он — человек довольно консервативных вкусов. Любимая музыка — Queen, любимые книги — Толстой и Достоевский, любимые фильмы — советские. Но это все не совсем так:

— Люди почему-то любят зацикливаться на каких-то одних вещах и формировать стереотипы. Мол, мне всего 21 год, но нравится музыка 80-х — и на этом все. Да, я люблю классическую культуру, но и с нынешней нахожусь в замечательных отношениях. Я с удовольствием слушаю современную музыку, читаю современную литературу, смотрю современные фильмы — собственно, в основном именно их и смотрю, но люди заостряют внимание на чем-то одном. На самом деле у меня абсолютно открытые взгляды.

Спрашивать про любимые машины у Дани надо аккуратно: будучи пилотом команды Infiniti Red Bull Racing с моторами Renault, он чисто по корпоративной этике имеет маловато свободы для ответа. Но кое-какую все же нашел:

— Было бы неплохо иметь в гараже классический автомобиль семидесятых-восьмидесятых годов. Их много, и они все классные: Ferrari, Mercedes, Cadiilac, «Волга»... Понятно, что это не машина на каждый день. А из современных я бы выделил Porsche 911 — кажется, он никогда не умрет. Что же до лучших гоночных автомобилей, то это однозначно «Формула-1», а не какой-то другой класс. Но выбрать тоже трудно. Может быть, McLaren Айртона Сенны, Ferrari Михаила Шумахера, Red Bull Себастьяна Феттеля — все они по-своему великолепны и уникальны. Если бы вы заставили меня выбрать лишь одну из них, я бы не спал всю ночь.

Естественно, так издеваться над пилотом мы не посмели и на этой прекрасной ноте отпустили его восвояси. До старта гонки в Монце оставалось ровно шесть суток, а дел у Даниила предстояло великое множество. Как сложатся этот и последующий этапы — скоро узнаем, но после 15 минут общения удалось понять главное: у этого парня все под контролем.

Михаил Конончук