Журнал
Porsche
Интервью с Дереком Беллом: Британский высокоскоростной

Интервью с Дереком Беллом

Porsche

Дереку Беллу 31 октября 2011 года исполняется 70! Живи он в СССР, его фамилией наверняка называли бы улицы, а именем — детей. Но в родном Сассексе (Великобритания) ради одного из самых титулованных гонщиков спортпрототипов вряд ли даже дадут залп салюта, а зря — среди его невероятных 26 стартов в гонках на выносливость числятся пять побед в Ле-Мане, три — в Дайтоне и еще масса чего интересного, о чем он рассказал нам в эксклюзивном интервью.

Дереку Беллу 31 октября 2011 года исполняется 70! Живи он в СССР, его фамилией наверняка называли бы улицы, а именем — детей. Но в родном Сассексе (Великобритания) ради одного из самых титулованных гонщиков спортпрототипов вряд ли даже дадут залп салюта, а зря — среди его невероятных 26 стартов в гонках на выносливость числятся пять побед в Ле-Мане, три — в Дайтоне и еще масса чего интересного, о чем он рассказал нам в эксклюзивном интервью.

Господин Белл, вы выигрывали Ле-Ман, Дайтону и среди ваших наград даже есть официальный орден Британской империи! Но какая из наград для вас ценнее всего?

Наверное, последняя ценнее всего. Любой в мире автоспорта может быть наслышан о твоих успехах, как вы, например, но если я скажу — MBE (Member of the order of British Empire) — все удивляются в стиле «а это что такое?» А эта награда отличает не индивидуальные почести гонщика, а его общий вклад в заслуги перед твоей страной и перед спортом в целом — во всяком случае, так написано на сертификате. Ну и вообще — его же сама королева вручает лично!

Сколько же ле-мановских марафонов нужно выиграть, чтобы получить такую номинацию?

О, это вряд ли кто-то знает. Скорее всего, некто в определенный момент решает, что именно ты заслуживаешь этой почести сейчас. Например, Стирлинга Мосса посвятили в рыцари всего три года назад или около того, а ему уже восьмой десяток. Наверное, если ты в «Формуле-1» или около нее, то тогда легче быть замеченным... Но в любом случае, процедура, когда тебя приглашают в Букингемский дворец и вокруг тебя настоящие герои, которые спасают жизни людей в Африке... Среди них чувствуешь себя по-настоящему избранным! И это волнует гораздо больше, чем просто выигрыш нескольких гонок, поверьте!

Porsche

Вы наверняка сами анализировали, почему были гораздо успешней в гонках прототипов, чем в «Формуле-1», где провели шесть сезонов и завоевали лишь одно очко...

В автоспорте как в жизни — важно оказаться в правильном месте в правильное время. Да, я гонялся за Ferrari, и команда меня правильно приняла, но машина никуда не годилась, и с этим было трудно что-то поделать. В какие-то моменты мне доставалась третья машина и меня использовали не как призового, а скорее как тестового пилота. Я был не против, потому что знал, что у самого Энцо Феррари я был на хорошем счету — он часто приглашал меня на ужины, забирал от отелей, в которых я останавливался. Команда рассматривала меня в долгосрочной перспективе, но затем их политика изменилась. Я, конечно, расстраивался. Я помню, как сидел на стартовой решетке в Монце на третьем ряду и сильно парился по поводу того, что сливал четверть секунды с круга лидеру... И это на моей дебютной гонке в «Формуле-1» в Монце! В конце концов, я был достаточно уверен в себе, потому что прошел школу «Формулы-3» и «Формулы-2», где я финишировал вторым в чемпионате, выигрывал гонки, отлично сражался с Йохеном Риндтом. Многие говорили мне тогда: «Ferrari порушит твою карьеру». Но, как мне кажется, тут просто не повезло со временем.

Вы переживаете по поводу упущенных возможностей?

Конечно. Я знал, что смог бы доминировать в «Формуле-1», как позднее у меня получилось в спортпрототипах. В конце концов, получалось же у меня в «Формуле-3» и «Формуле-2», где я был постоянно в тройке! А «Формула-1» — это тоже самое, только дури побольше.

Но все упирается в детали. На том Surtees, которым я управлял во время американского этапа, где я заработал свое единственное очко, стоял древнейший мотор! Ему было три года, это был один из первых моторов Cosworth, который сначала превратили в 2,5-литровый для машины Джимми Кларка, затем в 3,0-литровый для болида «Формулы-1», затем в 2,5-литровый для моего Brabham, а затем, внимание — снова в 3,0-литровый для моего Surtees, подготовленного для этапа в Уоткинс-Глен! На следующем этапе в Аргентине я ехал с тем же мотором и шел вторым, пока не накрылся распредвал! Мотор дышал на ладан всю дорогу! И когда я думаю о том, почему же я не был быстрее в «Формуле-1» я понимаю, что у меня редко когда была возможность ездить на более-менее свежем моторе.

Porsche

Вы рассказываете о временах, которые, как кажется, находятся от нас в световых годах...

Это правда. Тогда у гонщиков не было никаких менеджеров. Мы просто старались быть в форме ко дню гонки. Сейчас, как мне кажется, у некоторых есть отдельные менеджеры по вопросам укладки волос!

Думаете, это им сильно мешает?

Я думаю, им мешает то, что они верят тому, что про них пишут. В конце концов, я бы тоже поверил, если бы в мое время про нас писали столько. Когда меня подписала итальянская конюшня, главная ежедневная британская газета вышла с микроскопической новостюшкой: «Ferrari подписала пилота из Сассекса». Случись такое сегодня, об этом говорили бы неделю по всем телеканалам!

Porsche

Вы гонялись за несусветное количество больших команд: Ferrari, Porsche, McLaren, Surtees, Renault, Alfa Romeo, BMW, Audi… О которой из них сохранились самые лучшие воспоминания?

Porsche, конечно! С ними я выиграл сорок или около того гонок — я никогда их на самом деле не считал. Стоит признать, что мне очень повезло стать самым титулованным гонщиком Porsche всех времен.

Что в ваше время было важнее: союз гонщика и машины, или отдельно лучшая машина или лучший гонщик?

Когда я смотрю «Формулу-1» сейчас, я понимаю, что там прорва отличных гонщиков. Без сомнения, лучшие пилоты сегодняшнего дня гоняются именно в «Формуле-1». Конечно, технологии продвинулись, и им больше не надо переключать передачи и ювелирно пользоваться педалью газа. Я не говорю, что им легче (хотя бы потому, что перегрузки тоже значительно выше), но в наше время была масса умений, в которых нужно было преуспеть, чтобы стать лучшим. И при этом мы еще умудрялись обгонять. Совсем недавно я смотрел гонку, в которой Марк Веббер за все время так никого и не обогнал! Ты едешь в быстрейшей машине и за полтора часа никого не обошел — это просто смехотворно!

Вы бы хотели добавить серии соревновательности?

Любой из нас скажет тоже самое. Другое дело, что «Формула-1» несет на себе бремя технологического лидерства и поэтому вряд ли в ней, что-то поменяется. Например, если ли бы у современных болидов были тормоза попроще, менее эффективные, со стальными дисками, им пришлось бы тормозить сильно заранее и это дало бы возможность для обгона на торможении. Но похоже на то, что если сегодня вам хочется развлечься автогонками, скорее стоит смотреть серию NASCAR.

Porsche

Ваше партнерство с Джеки Иксом было одним из самых успешных в истории автоспорта. И вы наверняка знаете почему…

Джеки — фантастический. Я знаю его тысячу лет и все равно каждый раз поражаюсь. Они никогда не тратит слов попусту. Он говорит одно, когда другой скажет десять и все равно Джеки будет точнее. Недавно мы пересеклись с ним, и он сказал: «Знаешь, я очень ценю то, чего мы добились вместе. Ты «сделал» мою карьеру». Я едва дар речи не потерял. Когда я обрел его назад, я смог лишь выдать что-то вроде: «Нет-нет, это ты «сделал» мою карьеру!» потому что в моем понимании он всегда был лучшим гоншиком, чем я. Он был быстрее. Но мы были хороши в паре. Он как-то отметил: «Ты заметил, что ни один из нас ни во что не врезался. А еще мы всегда были в отличной форме». И это так, потому что мы ездили в экипаже вдвоем, и в то время как парни сегодня в Ле-Мане гоняют сменами по восемь часов, мы ездили по тринадцать! По жаре, без кондиционеров — сейчас максимальная температура, которую позволено иметь в кокпите, равна 29 градусам, а у нас она была — 50 по Цельсию! И это с необходимостью переключать передачи и давить на сцепление. Я не хочу сказать: «О, мы были сильно круче». Я имею в виду то, что в наше время было нелегко.

Так в чем же все же было преимущество Икса?

Я никогда не получал от него машину в худшем состоянии, чем отдавал ему. Он был невероятно профессиональным гонщиком, и мы наслаждались удивительной симпатией друг к другу. К тому же у нас обоих был опыт по обращению с проблемными машинами, мы называли это «гонками на трех колесах». В поздней части моей карьеры один из инженеров так и объяснил приглашение меня в команду: «Нам нужен кто-то, кто довезет это ведро до дома целым». Плюс к этому между нами не было никакой ревности к результатам. То есть я знал, что Икс может быть быстрее меня, но совершенно не парился на эту тему, потому что был уверен в том, что он — лучший пилот спортпрототипов из ныне живущих. Мне льстило существование нашего союза. И еще больше льстит то, что Джеки думает точно также.

Если я попрошу вас назвать лучшего пилота всех времен, кого вы назовете?

Люди моего поколения всегда называют таким Фанхио, но я видел его в деле лишь пару раз. Преимущество таких легенд, как Фанхио и Мосс было в их универсальности, они могли побеждать в любой гоночной серии и мне жаль, что современным чемпионам просто не перейти из одного формата соревнований в другой из-за плотного расписания.

Porsche

#Porsche
Александр Евштокин