Журнал
Главные машины главной эпохи в истории ралли
Смерть им к лицу

Главные машины главной эпохи в истории ралли

Главные машины главной эпохи в истории ралли

История раллийной «Группы B» сравнима с космической гонкой сверхдержав. Огромные бюджеты, фантастические машины, громкие аварии... И сегодня, через 20 с лишним лет после ее запрета, эта история по-прежнему волнует кровь. Бен Барри собрал знаменитые гоночные автомобили вместе.

Когда Генри Тойвонен готовился к старту Tour de Corse, весь раллийный мир уже лежал у его ног. Несколько лет он только подавал надежды, но в 1986 году время юного финна наконец пришло. Его звезда взошла в печально известную эпоху «Группы B», класса, мощность машин в котором не была ограничена, а правила были настолько либеральны, что гоночные автомобили могли воплотить самые смелые фантазии инженеров. Но если кто и умел приручать эти ракеты, так это Тойвонен. Где гонщики старшего поколения предпочитали сбросить, помня об опасности, 29-летний финн, наоборот, давил на гашетку — его юношеский максимализм задвигал чувство самосохранения на самую дальнюю полку. И перед этим, 18-м спецучастком, он уже с большим запасом лидировал в гонке.

Главные машины главной эпохи в истории ралли

Пока стюарды готовились дать его Lancia отмашку, а штурман Серджио Кресто перепроверял стенограмму, Тойвонен нырнул в свое ковшеобразное сиденье и сжал руль, приготовившись к старту. Салон заполнило стаккато четырех цилиндров, Тойвонен бросил сцепление, и Lancia Delta S4 выстрелила вперед, яростно цепляясь за сухой шероховатый асфальт всеми четырьмя колесами и в мгновение ока пронеся пару гонщиков мимо многочисленных зрителей. Которые были последними, кто видел их в живых. Всего несколько минут спустя Генри потерял контроль над машиной и его автомобиль закувыркался вниз по горному склону, вскоре превратившись в объятый пламенем шар. Когда подоспели экстренные службы, от автомобиля оставался только обугленный клубок труб. Огонь был настолько интенсивным, что колесные диски полностью расплавились.

В этот день вместе с Тойвоненом и Кресто прекратила существование и сама «Группа B».

Вопросы безопасности обсуждались и раньше, к примеру, высказывались небезосновательные опасения, что толпы зрителей выходят из-под контроля. На тот момент несколько зрителей и гонщиков уже погибли или были серьезно ранены: гонщик Lancia 037 Аттилио Беттега расстался с жизнью здесь же, на Корсике, но годом раньше, а в Португалии Ford RS200 врезался в толпу. Была убита женщина и двое детей, пострадало еще 30 человек. После этого команда Audi приняла решение отказаться от участия в чемпионате. Но, несмотря на это, оставшиеся команды продолжили опасную игру, ставки в которой возрастали с каждой новой эволюционной версией спорткаров. 400 л.с. здесь, 500 л.с. там, сверхлегкие кузова, которые мог сдуть ветерок...

Бьорн Вальдегард, сам гонщик «Группы B» и близкий знакомый Тойвонена, вспоминает то время более беспристрастно, чем многие. «FIA реагировала недостаточно оперативно, — настаивает Вальдегард. — Автомобили были настолько быстрыми, что мозг водителя просто не успевал реагировать! Это был перебор. От гонщика постоянно требовалась более чем стопроцентная концентрация, а некоторые этапы были еще и слишком длинными».

Главные машины главной эпохи в истории ралли

Двадцать один год и один месяц назад, 1 января 1987 года, «Группа B» была официально запрещена и с момента своей преждевременной кончины сразу стала легендой. Мы собрали пять самых знаменитых автомобилей той эпохи: Audi Quattro Sport S1 E2 Вальтера Рерля, Peugeot 205 T16 Микаэля Сундстрема, Ford RS200 Хесуса Параса, MG Metro 6R4 Малкольма Уилсона и Lancia Delta S4 Мики Бьязона. Стоящие рядом, эти автомо- били представляют собой живой памятник эпохе, когда тех- нологии развивались быстрее, чем правила игры, а о безопасности в автоспорте еще не задумывались. «На авось, и очень быстро» — вот что могло бы быть написано на постаменте.

«Группа B» возникла в 1982 году и заменила собой «Группу 4», где участвовали автомобили, основанные на серийных моделях. Чтобы получить омологацию, необходимо было построить всего 200 экземпляров, для эволюционной версии нужно только 20. Это была если не вседозволенность, то что-то очень похожее на нее. Первой появилась Audi Quattro. Этот автомобиль все время существования «Группы B» оставался ближе всех к серийной модели, так как изначально он соответствовал требованиям «Группы 4». Раллийный фотограф Райнхард Кляйн считает, что Quattro была предвестником, что ситуация вскоре выйдет из-под контроля. «Правила „Группы B“ были недальновидными, и в FIA просто не обратили внимания на появление Quattro. А ведь привод на одну ось естественным образом ограничивал рост количества „лошадей“! Теперь же правила допускали значительно большую мощность, и полный привод позволял эффективно ее применить».

В гонке побеждал не тот, кто был талантливей, а тот, кто готов был подвергнуть себя большей опасности«Мы все только и ждали, что кто-нибудь погибнет, — говорит он мне. — В гонке побеждал не тот, кто был талантливей, а тот, кто готов был подвергнуть себя большей опасности». Quattro была конкурентоспособна, но не всегда надежна. Ее критики говорили, что машина слишком тяжела, громоздка и слишком сложна для ралли. Но компания не отступила: она усовершенствовала Quattro по правилам «Группы B» и привлекла легендарный состав гонщиков: Стига Бломквиста, Мишель Мутон, Ханну Микколу и Вальтера Рерля.

Главные машины главной эпохи в истории ралли

На наших страницах показана последняя эволюционная версия, Quattro Sport S1 E2. С обрезанным на 30 см кузовом, большим дорожным просветом и диким аэродинамическим обвесом S1 кажется какой-то карикатурой на свою дорожную версию. Зато салон Quattro выглядит привычней, чем у других автомобилей: он больше, у него более четкая планировка, двигатель и водитель разделены моторным щитом, а не тонким листом плексигласа. Когда автомобиль трогается, его задняя часть припадает к земле, как у лошадки-качалки, а каждая смена передачи сопровождается резким и пронизывающим свистом перепускного клапана, сбрасывающего давление мощного турбонаддува.

Обороты растут с невероятной скоростью, после так же быстро рушатся вниз, трансмиссии с трудом удается переварить мощность в 500 л.с. Что чувствовали гонщики, подходя к пределу возможностей этой машины? Я позвонил Рерлю, чтобы узнать это. «Я любил „Группу B“ и был очень зол, когда ее прикрыли, — говорит он. — Да, случались трагедии, но для запрета не было повода — можно было просто усилить меры безопасности. Гонки становятся интересней, когда пилот может совершать ошибки. На гравийных тренировках у нас тогда были 250-метровые отрезки от „шпильки“ до „шпильки“, и между ними я успевал разогнаться до 215 км/ч».

А зрители? «Мне самому стыдно, когда я вижу видеозаписи, где я лечу на дороге, на которой стоят болельщики. Но тогда это было частью игры. От организаторов нетребовали это прекратить. И мне приходилось так поступать».

Пока другие производители еще не омологировали свои автомобили, Audi безраздельно господствовала в ранние годы существования «Группы B»: Миккола выиграл чемпионат 1983 года, а Бломквисту почести достались в 1984 году. Но череда побед не могла продолжаться бесконечно, ведь у других команд было преимущество: они разрабатывали автомобили с нуля. Жан Тодт (нынешний гуру команды Ferrari в «Формуле-1») тщательно прочитал правила «Группы B», изучил ошибки Audi и подготовил более интересный проект: короткий полноприводный автомобиль с увеличенной нагрузкой на заднюю ось.

Главные машины главной эпохи в истории ралли

Peugeot 205 T16 была омологирована 1 апреля 1984 года. У нее был 1,8-литровый турбомотор с центральным расположением, 350 л.с. и полный привод. Она сразу проявила себя с лучшей стороны, и начиная с августа команда Peugeot вышла на лидирующие позиции. Дальнейшая модификация имела мощность уже 400 л.с. Если снять заднюю часть кузова (всего-то снять две защелки на крыше и две — на бампере), взору откроется поперечно установленный двигатель в окружении массы навесного оборудования, которое должно было добавлять в горючую смесь как можно больше воздуха. Система впуска из кевлара поставляет воздух из воздухозаборника на крыше, одни трубы пропускают горячий сжатый воздух через интеркулер к крохотному двигателю, другие отводят выпускные газы прочь.

Peugeot 205 несколько раз перевернулась через капот, сиденье гонщика вырвало из креплений, и Ари летал по салону, как лед в шэйкереПока инженеры Audi смотрели на все это очарование в полном отчаянии, Тимо Салонен взял титул в зачете пилотов в 1985 году, а Peugeot досталось первое место в зачете конструкторов. В 1986 году Канккунен помог команде повторить победный дубль. Тем временем Ари Ватанен пострадал в серьезной аварии в Аргентине: финн несся по трассе, известной сюрпризами дорожного покрытия, и в конце концов потерял управление. Его Peugeot 205 несколько раз перевернулась через капот, сиденье гонщика вырвало из креплений, и Ари летал по салону, как лед в шэйкере, едва оставшись в живых. Но, несмотря на это, успехи модели были настолько убедительными, что сразу несколько конкурентов последовали ее примеру. Lancia, Ford и Austin Rover — все эти компании разработали полноприводные автомобили с центральным расположением двигателя.

Главные машины главной эпохи в истории ралли

После старых успехов Austin-Healey 3000 и Mini, англичане с оптимизмом взялись за создание модели Metro 6R4, решив снабдить ее трехлитровым «атмосферником». Но оптимизм сохранялся недолго. «К тому времени, как мы вышли на сцену, машины уже изменились, — вспоминает бывший заводской пилот Малкольм Уилсон. — С первого дня у нас начались проблемы, и в дальнейшем ситуация только ухудшалась. Но Metro была одной из прочных моделей „Группы B“, и она была менее пожароопасной, чем машины с турбодвигателями. В Греции я пролетел с горы целых 100 метров и выжил».

В движении Metro кажется быстрой и жадной до каждoго следующего поворота, где немедленный отклик большой «шестерки» вызывает избыточную поворачиваемость. В салоне, у которого все же есть характерные черты Metro, царит грохот пневматической дрели. Компоновка машины позаимствована у Peugeot 205, но атмосферный V6 придает ей своеобразия. Но в сравнении с Lancia Delta S4 английский спорткар уже кажется доисторическим динозавром.

Когда вжимаешься в пассажирское сиденье Lancia, избавиться от мысли о судьбе Тойвонена и Кресто непросто.

Ведь оно расположено прямо на топливном баке, пусть он и изолирован кевларом. Из плоского торпедо, словно растение, растет руль, рядом — несколько квадратных кнопок. Кевларовая оболочка сиденья и каркас безопасности встроены в салон незаметно и деликатно, а двигатель машины — творение настоящего гения.

Главные машины главной эпохи в истории ралли

Сначала на низких оборотах работает компрессор, и лишь затем в работу включается турбина. Энда Гэрви, счастливый обладатель еще и Ford RS200 с Audi, гоняет на них без особого энтузиазма («Я искал приводной ремень несколько месяцев, — объясняет он, — а шины на них уже вообще невозможно достать»), поэтому мы не усердствуем с 600-сильным двигателем. S4 едет на сликах по гравию, и даже на небольшой скорости чувствуется, что передок машины «проезжает мимо» затычного поворота, пока нога водителя не жмет педаль газа сильнее, что буквально срывает заднюю часть в занос.

История «Группы B» усеяна вопросами: «А что, если?..»История «Группы B» усеяна вопросами: «А что, если?..» И Ford RS200 — самый большой из них. Это последняя модель «Группы B» до сих пор пользуется уважением среди фанатов, даже несмотря на то, что у нее почти не было шанса его заслужить. У нас на съемке оказалась редкая 2,1-литровая эволюционная версия — безумно скоростная полноприводная машина, с двигателем мощностью 550 л.с...

Главные машины главной эпохи в истории ралли

Пока Энда набирает ход, последовательно переключая передачи, чувствуется, что размеры турбоямы здесь совсем невелики, в отличие от масштаба ускорения. Новая передача воткнута, разгон накатывает волной, и злой рокот выхлопа намекает на то, что игра пошла нешуточная... Этот автомобиль кажется легче остальных, и он явно нестабилен при резком разгоне, также рыская и при замедлении.

...Несмотря на то что прошло уже двадцать лет, свет легенд «Группы B» не меркнет. Не менее почитаем и Генри Тойвонен, человек, невольно положивший конец всей этой эпохе. Мы даем последнее слово его прежнему товарищу по команде Вальтеру Рерлю: «Генри был немного помешан. Он и так был быстрым, но при этом всегда мог ехать еще быстрее, словно погружая себя в транс. Я никогда не мог обогнать его. Генри достиг точки, когда его катастрофа была только вопросом времени».

CARS.ru