Сколько это еще будет продолжаться?

Ульяновский автозавод продолжает «гнуть линию» по имени «Патриот», модернизируя который год своего архаичного флагмана. Сколько это будет продолжаться? Еще пару сроков точно!

Сколько это еще будет продолжаться?

Нет в мире автопроизводителя столь же уверенного в своем продукте, как Ульяновский Автомобильный Завод. Инженеры открыли вход в Валгаллу ключом по имени «УАЗ-469» в далеком 1972 году и теперь никак не могут эту дверь прикрыть. А пора бы — мир уже успел несколько раз измениться!

Сколько это еще будет продолжаться?

Впрочем, исправно сходящие с конвейера «Козлы» и «Буханки», вернее «Козлики» и «Буханочки», дают повод думать, что в ульяновской теории прогресса есть доля истины. Ведь покупают же, несмотря на все, скажем так, нюансы. По всем мыслимым и немыслимым законам рынка, вышеупомянутая парочка должна была еще 30 лет назад занять свое почетное место на ВДНХ. Ан нет, 2018 год на дворе, а они по-прежнему «тянут лямку». Комфорт, шумоизоляция, современные двигатель и трансмиссия, удобные кресла? Нет, нет и еще раз нет!

Сколько это еще будет продолжаться?

Patriot, который отечественный внедорожник, но пишется латиницей, как американский ракетный комплекс MIM-104, судя по названию, должен был двигаться той же проторенной дорожкой: выбираться сердцем, под барабанный стук слез, вызванных восьмибальным по шкале Рихтера душевным трепетом. Только затуманенный романтической влагой взор может пропустить многочисленные недостатки машины, только широкая русская душа может их понять и простить, отмахнувшись культовой уже фразой: «Что вы хотите, это же УАЗ!»

Сколько это еще будет продолжаться?

Но перед «Патриотом» стояли куда более глобальные задачи, чем перед его почтенной, убеленной сединами родней: именно флагман ульяновского автопрома должен был на своем горбу затащить завод в светлое будущее. А для этих целей требуется куда больше, чем вызывать бурю патриотических чувств. Машину начали бесконечно и безостановочно дорабатывать. Patriot — это уникальный случай. Автомобиль параллельно модернизируют в гаражах по всей стране и на конвейере, а тот самый русский Левша идет рука об руку с маститыми и опытными инженерами. Заводчане, заметим, не против. Более того, принимают советы, применяют наработки. Чудо, не иначе!

Сколько это еще будет продолжаться?

Такой подход уже начал давать результат. «Патриот» становится человечнее, вежливее и привлекательнее год от года. Кошмар рычагов трансмиссии сменился удобной и простой в использовании электроникой, салон стал теплее и комфортнее, появился не только кондиционер, но и климатическая установка, которой, правда, просторному салону совсем не хватает. Архаичная система с двумя баками и вечно «фолящим» насосом перекачки топлива ушла в прошлое. Бак теперь один.

Сколько это еще будет продолжаться?

УАЗик по-прежнему кренится в поворотах, как баржа, и отбивает подвеской такую чечетку, что неподготовленный водитель готов сплюнуть позвоночник, но при этом слушается руля и не укачивает пассажиров! Ему не хватает шумоизоляции, а центральный тоннель берет не себя часть работы печки — чай в подстаканнике всегда горячий! УАЗ вообще самая подготовленная к зиме машина — подогрев лобового стекла, руля и сидений, судя по всему, происходит от спрятанного где-то внутри атомного реактора. Иными методами такой температуры не добиться! Сидения стали удобными, а мультимедийная станция запросто справляется даже с самым привередливым смартфоном. Современный автомобиль!

Сколько это еще будет продолжаться?

В городе ему душно и суетно. Маневры и пробки даются с большим трудом, расход бензина зашкаливает, а вырваться из некоторых дворовых «ситуаций» позволяет только феноменальная по нынешним меркам обзорность и высокая посадка. Да, он оснащен камерой заднего вида, но половину картинки предательски закрывает висящая на пятой двери «запаска». Город — не его стихия.

Сколько это еще будет продолжаться?

Пережив столичную сутолоку, «Патриот» приходит в себя на трассе. Здесь ему куда легче дышится. Здесь же проявляется еще один существенный плюс самого русского внедорожника: ему сделали отличный свет. Просто прекрасный свет. Патриотовские ДХО — дневные ходовые огни — светят лучше иного ближнего и никогда не выключаются.

Сколько это еще будет продолжаться?

Придираться к коробке передач Dymos не стоит, она машине подходит, а вот мотор — вечная проблема всех российских внедорожников, кроме «Урала», болью отзывается в душе и кошельке. Расход топлива сравним с шатлом «Дискавери», поэтому его даже бортовой компьютер не показывает. Чтобы не травмировать лишний раз водителя: 70 литров бензина хватает на 400 км. Дизельного агрегата нет даже в планах, поэтому старый ивековский мотор на тяжелом топливе фанаты видят во снах.  Зато, произведя с кочергой коробки передач «три подхода по пять повторений», можно раскочегарить глыбу вплоть до максимальной отечественной «разрешенки» — 130 км/ч. Машина идет уверенно. Да, коробка гудит, а как ей не гудеть — узел-то позаимствован у коммерческого транспорта, где надежность превыше комфорта!

Сколько это еще будет продолжаться?

На этой мысли асфальт сменяется грунтовкой, а потом и раскисшим черноземом. По ощущениям, «Патриот» в этот момент улыбается. Бездорожье — его стихия. Какой еще автомобиль с завода оснащается лебедкой? Пониженная, блокировки и прочие атрибуты «грязекупания» подрубаются мягко и легко, работа их заметна только благодаря пиктограммам на приборном щитке. К бою не готова только шоссейная резина, в которую обут с завода УАЗ, поэтому большой и квадратный багажник, объемом в кубометр, забит тросами, насосами и прочим обязательным скарбом.

Сколько это еще будет продолжаться?

На лесной стежке, периодически перемежающейся болотцами и лужами, именно резина вызывает больше всего нареканий. Но даже с замыленными покрышками «Патриот» уверенно берет препятствия и не дает повода усомниться в своих способностях. Гребет, тянет, проходит. Похрустывает, позвякивает, но раз за разом одолевает рубежи.

Сколько это еще будет продолжаться?

Он проехал всю полосу препятствий сам, хоть и под неусыпным надзором опытной и подготовленной японской технички, выбрался из бурелома и доехал до финиша. Не сломался, не развалился и не засыпал дорогу гайками. Может, не так страшен современный УАЗ, как его малюют?

Сколько это еще будет продолжаться?

Представить себе жителя мегаполиса, который избрал ульяновский внедорожник в качестве автомобиля на каждый день, чертовски сложно. Невозможно. А вот за границей многочисленных московских колец он уже не выглядит рудиментом. В гаражах и на дачах, в ПГТ и ЗАТО сотни тысяч счастливых мужиков проводят выходные вокруг этой железяки, доворачивая и докручивая, ремонтируя и переделывая, чертыхаясь и улыбаясь. Вынужденное? Судя по лицам, это выбор «по любви». А значит правы ульяновские маркетологи — нам нужен такой УАЗ. Нам нужна модель для сборки.

Сколько это еще будет продолжаться?