Журнал
Три кита Льва Шугурова
Три кита Льва Шугурова

Три кита Льва Шугурова

Давным-давно, в начале 1970-х друзья позвали меня на московский ипподром – посмотреть гонки. Зрелище увлекло необычностью и азартом, который искусно подогревал комментатор. Его голос, похрипывавший в «колокольчиках», придавал борьбе спортсменов особый колорит. Он искренне восторгался лидерами, необидно подшучивал над неудачниками и, как подобает настоящему комментатору, сыпал именами, цифрами, фактами, порой весьма неожиданными. Потом, став коллегой Льва по журналу, я еще не раз восхищался его способностью к месту вспомнить о памятной дате, процитировать авторитетное мнение, сопоставить актуальное событие с давно минувшим. Опорой служили богатая эрудиция и разносторонние знания, которые он без устали поглощал и накапливал.

Давным-давно, в начале 1970-х друзья позвали меня на московский ипподром – посмотреть гонки. Зрелище увлекло необычностью и азартом, который искусно подогревал комментатор. Его голос, похрипывавший в «колокольчиках», придавал борьбе спортсменов особый колорит. Он искренне восторгался лидерами, необидно подшучивал над неудачниками и, как подобает настоящему комментатору, сыпал именами, цифрами, фактами, порой весьма неожиданными. Потом, став коллегой Льва по журналу, я еще не раз восхищался его способностью к месту вспомнить о памятной дате, процитировать авторитетное мнение, сопоставить актуальное событие с давно минувшим. Опорой служили богатая эрудиция и разносторонние знания, которые он без устали поглощал и накапливал.

Настоящий «селф мэйд мен», Лев с детства привык полагаться прежде всего на себя – свой интерес к технике, упорство и трудолюбие. Без этих качеств он не смог бы получить инженерное образование в знаменитом МВТУ («Мы Вас Техникой Угробим», прозвали студенты свою альма-матер). На заводе, называвшемся тогда МЗМА, Шугуров вошел в круг энтузиастов, строивших cкоростные машины. С той поры автомобиль и спорт в его жизни неразделимы. Взгляните, как придирчиво он изучает гоночный «Ленинград-1», построенный А. Капустиным.

Однако главной профессией – на целых сорок лет! – стала журналистика. Широта интересов, острое чувство новизны и огромная работоспособность – эти качества сделали Шугурова одним из самых читаемых (и плодовитых) авторов «За рулем». Да, объем журнала был в те годы куда скромнее, зато каких усилий стоило добыть информацию не только из-за «железного занавеса», но и на родных предприятиях.

Понятно, продукция советского автопрома занимала большую часть тоненькой тетрадки – при этом редакция делала все, что в ее силах, для развития кругозора и автомобильной культуры. Требовалось быть мастером на все руки – рассказывать об отечественных новинках и зарубежных премьерах, писать технические обзоры и спортивные репортажи, готовить «программные» материалы разного рода функционеров. Школа, по-своему, уникальная…

Детство и юность Льва пришлись на послевоенные годы, когда по улицам Москвы рядом с «эмками» и «зисами» бегали машины самых разных марок. Наверное, тогда и зародился в нем интерес к истории автомобиля, ставшей его коньком. Мы частенько бывали в большом книжном магазине по соседству с редакцией. Там внимание Левы привлекали самые разные книги. Просматривая их, он шутливо замечал: «Видишь ли, все книги делятся на те, где сказано что-нибудь о «Руссо-Балте», и те, где о нем ни слова. [info] А вдруг в этой есть?». История Русско-Балтийского завода в Риге и выпускавшихся там автомобилей увлекла на многие годы и не однажды становилась темой публикаций «За рулем». Итог этих поисков был подведен лишь недавно, с изданием книги «Погоня за «Руссо-Балтом».

Будучи автором книги «Автомобили Страны Советов», он, однако, не ставил знак равенства между понятиями «отечественное» и «советское»: отдавая должное успехам индустриализации, находил все новые свидетельства того, что производство автомобилей, инженерная мысль, наконец, автоспорт развивались и в дореволюционной России.

Публикации в «За рулем» принесли Шугурову признание и широкую известность, а его любимые темы получили развитие в многочисленных (более двадцати) книгах и брошюрах. При этом главное место всегда занимала работа в журнале «За рулем». По его собственным подсчетам, количество статей, опубликованных в полусотне (!) периодических изданий, перевалило за тысячу; он продолжает выступать в теле- и радиопрограммах.

Что касается автоспорта, то он надолго стал полем общественной деятельности. Прекрасно разбиравшийся в техническом и прочих регламентах соревнований, не лишенный способностей дипломата, Шугуров не один год возглавлял команду советских гонщиков на Кубке дружбы, был главным секретарем этого турнира, зампредом Федерации автоспорта СССР.

Техника, спорт, история – словно три кита, на которых стоит творчество Шугурова. В его статьях и книгах автомобиль предстает одним из наиболее совершенных творений человеческого разума. Создатели машин интересовали его, пожалуй, больше, чем технические нюансы. Буквально по крупицам собирал он сведения об изобретателях первого русского автомобиля, о промышленниках и спортсменах, о советских конструкторах и «красных директорах». Логично, что книга, над которой Лев Михайлович работал последнее время (она вскоре выйдет в свет), названа «В зеркале заднего вида» и посвящена людям, с которыми он встречался на долгом жизненном пути. Как уверяет автор, коллеги по журналу «За рулем» займут в ней достойное место.

За Рулем