Журнал
Баттерфляй на водной глади
Баттерфляй на водной глади

Баттерфляй на водной глади

Давным-давно Международная федерация автомобильного спорта, дабы отсечь от рекордных заездов на максимальную скорость всякие экранопланы, аппараты на воздушных подушках и прочие низколетящие самолеты, постановила: автомобиль должен оставлять непрерывный след на земле. С тех пор автомобиль в плену у суши. Однако планы побега начали строить, похоже, с первого дня неволи. Нет-нет да появится гибрид легко

Давным-давно Международная федерация автомобильного спорта, дабы отсечь от рекордных заездов на максимальную скорость всякие экранопланы, аппараты на воздушных подушках и прочие низколетящие самолеты, постановила: автомобиль должен оставлять непрерывный след на земле. С тех пор автомобиль в плену у суши. Однако планы побега начали строить, похоже, с первого дня неволи. Нет-нет да появится гибрид легковушки с самолетом и на мгновение оторвется от земли. Иной приладит катеру колеса и сможет кое-как выползти на берег или, наоборот, законопатит в машине все дыры, приспособит гребной винт и спускает это судно на воду. Однако успешных попыток построить автомобиль, одинаково уверенно чувствующий себя на воде и на суше, было совсем немного, вдобавок амфибии выходят дорогими (военные – не в счет, у них другие задачи). Да так ли «земноводные» необходимы нам в повседневной жизни?
С ЛЮБИМЫМИ НЕ РАССТАВАЙТЕСЬ

Заядлый автопутешественник и любитель отдыха на воде с удовольствием проведет пару недель на каком-нибудь островке или недоступном с суши участке берега – подальше от мирской суеты и докучливых соседей. Но как быть с машиной – оставить под присмотром в соседней деревушке, путешествовать на общественном транспорте или попросить приятеля поработать таксистом? А если взять ее с собой? Оказалось – это вполне возможно, не слишком накладно и по силам любому мало-мальски сноровистому человеку.

Итак, задача: переправить легковой автомобиль на другой берег спокойного озера. Волны нет, ветер слабый. Это важное дополнение, поскольку парусность нашего самодельного парома будет довольно велика, мореходные качества близки к нулю, а мощность моторчика, коим располагает большинство рыбаков, – всего несколько лошадиных сил. Желательно, чтобы и температура воды была совместима с жизнью, иначе, на всякий случай, запаситесь гидрокостюмом (в нашем озере намерили +12°С – не парное молоко, конечно, но и не Северный Ледовитый). Автомобиль – «Нива», фактической массой около 1200 кг. Буксир – надувная лодка. Непременное условие – всю операцию провести своими силами, используя доступные подручные материалы и инструмент, и, по возможности, «с первого дубля». Повторять пройденное (см. ЗР, 2005, № 9), то есть поднимать жертвенную «Ниву» со дна, в этот раз не планировалось.
КАМЕРНАЯ СЦЕНА

Наиболее простой и вместе с тем вполне надежный способ переправы, как нам представлялось, – на плоту. Плавучесть должны обеспечить отлично зарекомендовавшие себя в наших предыдущих приключениях камеры от колес грузовика, а платформу сделаем из бревнышек и досок. Камеры можно одолжить на автобазе, в грузовом шиномонтаже или купить негодные для использования по прямому назначению (например, с поврежденными вентилями). Их общая грузоподъемность должна, как минимум, в полтора раза превышать вес автомобиля.

Камера в накачанном состоянии – тор, поэтому подсчитать ее несущую способность довольно просто. Она равна 22Rr2 или, с достаточной степенью приближения, 20Rr2. Иначе говоря, хорошо надутая зиловская камера должна держать около 180–200 кг, мазовская – 230–240. Таким образом, чтобы переправить «Ниву», нужно по крайней мере восемь камер. Раздобыли десять, и, как потом оказалось, не зря.

По дороге к озеру заезжаем на лесопилку, где удается по бросовой цене купить несколько бревнышек подтоварника. Для кого-то это – дрова, а для нас – остов «ковчега».

А вот и подходящий берег. Заезд в воду пологий, грунт плотный, лучшего не найдешь. Пока тарахтит «Мустанг», надувая огромные резиновые бублики, исследуем окрестности – должен же быть поблизости еще стройматериал для плота. Кое-что удалось добыть, но в поисках не усердствовали, поскольку основную часть привезли с собой.

Камеры готовы, звенят от удара, но две вскоре теряют голос. Так и есть – шипят! Клеить заплаты – дело хлопотное, да и нет их под рукой. Выручил скотч. Мы подождали, пока камеры чуть сдуются, обмотали вкруговую места проколов и вновь накачали – держат!

Камеры разложили на берегу, поверх них – бревнышки, а поперек, по ширине колеи машины – две доски. Удерживая плот, спустили его на воду так, чтобы глубина под ближними к берегу камерами была примерно равна их толщине, выставили въездные трапы по ширине колеи и привязали их к плоту.
Как мы и ожидали, заезд на плот оказался весьма ответственным моментом. Поэтому прежде сделали пробный подход, прицеливаясь к трапам, и привязали плот к берегу, чтобы при погрузке машины он не ушел в сторону. Но все равно первый блин получился комом: заезд едва не превратился в заплыв только благодаря мастерству водителя – успел вовремя остановиться и дать задний ход.

Мы не учли, что распределение веса автомобиля по осям неравномерно, а плот предельно короток, поэтому равновесие держит неохотно. Что ж, макание носа – своевременное предупреждение: нужна работа над ошибками. Вытаскиваем плот на берег и под переднюю часть заводим дополнительную девятую камеру, а остальные подкачиваем – вода холодная, воздух в них съежился. Надо бы сделать и упоры под передние колеса, но, взвесив накопленный опыт, отбрасываем эту предосторожность: без них, как без страховки по канату – точнее шаг, острее ощущения.

Второй заезд оказался удачным. Едва машина заняла свое место, плот выправился и закачался на воде с небольшим креном вправо.
Если остались лишние камеры, обязательно засуньте их в салон – на всякий случай. Три зиловские уже не позволят машине утонуть, даже если плот вдруг опрокинется. Неплохо будет прикрепить к машине буксирный трос, привязав к его концу поплавок (пластиковую бутылку).
ОТДАТЬ ШВАРТОВЫ!

Ну, с Богом! Наша надувная лодочка с пятисильным мотором берет плавсредство на буксир и ложится на курс к противоположному берегу. До него около километра, но спешить не стоит – массивный «прицеп» с высоким центром тяжести обладает, мягко говоря, посредственными мореходными качествами. А тут еще выясняется, что правый передний угол плота понемногу уходит в воду. (Двигатель на «Ниве» смещен к правому боку.) Чтобы убрать дифферент, пришлось перебраться на плот и сыграть роль подвижного противовеса.

Буксирный фал лучше сделать из двух ветвей и закрепить на плоту как можно ниже, например к углам первой поперечины, иначе тяга буксира будет создавать опрокидывающий момент. Но вот баланс достигнут. Плот идет ровно, вода журчит между камерами, только в полукилометре от берега, когда под тобой добрые десять метров воды, а рядом тонна железа, расслабиться и любоваться идиллией недосуг. К тому же откуда-то снизу рвутся на волю струйки воздушных пузырьков. (А вулканщик божился, что камеры почти новые, для себя клеил!) Но половина пути уже за кормой и, судя по всему, до берега воздуха должно хватить. Попытка увеличить скорость буксировки немедленно провоцирует зарывание носа в воду, а небольшой, как казалось на берегу, ветерок на середине озера вносит изрядное возмущение.

  Так и тащимся на малом газу; Петр парирует буксиром снос с курса, я уравновешиваю крен и пытаюсь просчитать, что будет раньше – берег или дно. Как бы не сглазить, но должен берег! Успели! Буксир делает боевой разворот, и мы причаливаем к намеченному месту без осложнений. Подтягиваем плот до упора в грунт, укладываем трапы, и через минуту «Нива» карабкается по нехоженому берегу. Время в пути – около часа, скорость меньше пешеходной, зато впечатлений не в пример больше, чем от обычный поездки по суше. А не в этом ли цель путешествия?

За Рулем