Журнал
Она всегда глохла в неподходящих местах, обычно посередине дороги
Карен Шахназаров. Мой первый автомобиль

Она всегда глохла в неподходящих местах, обычно посередине дороги

Она всегда глохла в неподходящих местах, обычно посередине дороги

Она всегда глохла в неподходящих местах, обычно посередине дороги

Начал  во­дить автомобиль достаточно поздно – мне было уже 40 лет. До этого я был совершенно равнодушен к машинам и воспринимал их только как средство передвижения. И вот в таком довольно зрелом возрасте у меня в сознании откуда-то засело решение: хочу уметь ездить! Я отучился в автошколе, получил заветное удостоверение и сразу же купил себе автомобиль. Это был новый «ГАЗ-2410» светло-серого цвета. Сидя в такой большой и внушительной машине, я ощущал себя королем. Ощущение было, будто сидишь в танке. Но, проездив буквально месяц, проклял все на свете! Думаю, моя «Волга» была самым неудачным представителем своего семейства. Причем у моих друзей тоже были «Волги», но с ними никогда не случалось ничего такого, что с моей. Я не помню недели, когда в машине что-нибудь не сломалось бы. То она просто не заводилась, причем именно тогда, когда я куда-нибудь спешил, и потом был вынужден сломя го­лову мчать­ся к метро или ло­вить так­си. То она глохла в са­мых неподходящих местах, обычно посередине дороги. Однажды это случилось на метромосте, когда я ехал из Лужников. Я простоял посреди моста часа два, пытаясь сам понять и устранить причину поломки. Но это мне не удалось, и я, намучившись в попытках завести мотор и по локоть перемазавшись, должен был просить попутные машины меня отбуксировать. Одним словом, кошмар!
И вот в один прекрасный день, в очередной раз оказавшись посреди дороги в заглохшей «Волге», я отвез ее в автосервис, чтобы там машину перебрали до винтика и устранили все неисправности. Мастера возились несколько дней. В назначенное время я приехал за машиной. Меня уверили, что уж теперь-то я буду ездить по-человечески – машина как новая и даже лучше. Воодушевленный оптимизмом мастеров, я сел за руль и смело выехал за ворота. На этом моя поездка окончилась: под капотом что-то стукнуло, и «Волга» встала как вкопанная. Вышедшие на улицу покурить и наблюдавшие за этой ситуацией автослесари разом потянулись обратно в цех. Остался только один, который, когда я вылез из машины, развел руками и философски произнес: «Ну... Это жизнь!» В итоге машину мне кое-как починили, конечно, но эту фразу я не забуду никогда.
Вообще эта «Волга» была страшно капризная и своенравная. Казалось, механизм живет своей жизнью. Бывали дни, когда я не мог нарадоваться на машину – и заводится, и печка работает, и ручку стеклоподъемника не заедает. Но периодически у нее случались какие-то расстройства – и ни с того ни с сего ломалось все подряд.
На «Волге» я попал всего в одну аварию, которую и аварией-то не назовешь. Я стоял на светофоре и ждал стрелки для поворота налево. Справа, очень близко от меня, стояла грузовая машина типа «Газели». Следя за светофором, я задумался, немного отпустил педали и... очнулся от скрежета отломанного зеркала бокового вида об бок грузовичка.
На этой машине я проездил года полтора. Когда я вспоминаю это время, у меня создается ощущение, что из полутора лет полгода я точно провел в автосервисе. Единственный плюс этой «Волги» – то, что я поневоле стал разбираться в устройстве автомобиля, и до сих пор элементарный ремонт машины не составит для меня проблемы».

CARS.ru