Журнал
Крымский развод
Крымский развод

Крымский развод

«Что ты, мос..» — инспектор украинской ДАИ оборвал себя на полуслове, заметив среди документов журналистское удостоверение. Хотя фразу легко домыслить: «Что ты, москаль, можешь сделать со мной, работником ДАИ, здесь, в Крыму? Ничего!» И ведь он по-своему — какими словами его действия ни назови — прав. Ничего я с ним в чужой стране поделать не могу, будь он хоть трижды неправ. Вот, допустим, в Германии, Англии или в США — мо

«Что ты, мос..» — инспектор украинской ДАИ оборвал себя на полуслове, заметив среди документов журналистское удостоверение. Хотя фразу легко домыслить: «Что ты, москаль, можешь сделать со мной, работником ДАИ, здесь, в Крыму? Ничего!» И ведь он по-своему — какими словами его действия ни назови — прав. Ничего я с ним в чужой стране поделать не могу, будь он хоть трижды неправ. Вот, допустим, в Германии, Англии или в США — могу, и знаю, как поступить, если вдруг встречусь с вымогательством, да там это практически невозможно себе представить. А в Украине — не могу. Инспектор даже представляться категорически отказался. Ни меня, профессионального автомобильного журналиста, ни моего друга и попутчика, старшего следователя по экономическим преступлениям одного из округов Москвы, никто никогда так нагло не «разводил». Нас это сильно задело, и единственное, что в моих силах — рассказать, как было дело.

На выезде из города Джанкоя, в начале чуть ли не единственной трассы, ведущей с полуострова на материк, я был остановлен сотрудником украинской ДАИ. Не на посту, и без особых на то оснований, а под предлогом проверки документов. Причем останавливал бравый инспектор исключительно машины с российскими номерами, и с пассажирами на борту. То есть — тех, кто, скорее всего, ехал с отдыха домой. А затем начинается аттракцион.
Пили — не пили… «Точно не пили? А когда в последний раз выпивали? А если проверить…» Давайте проверим… Дышим в трубочку.

Я, как и любой нормальный водитель в 11.30 утра, с тремя взрослыми и одним 10-летним ребенком на борту, да еще и в преддверии длинной дороги был абсолютно трезв. Но на вооружении украинской ДАИ до сих пор находятся так называемые трубки контроля трезвости водителя (водители со стажем наверняка поймут, о чем речь). В России эти индикаторные трубочки не применяются с 2003 года, поскольку они могут давать положительный результат даже в том случае, если водитель страдает, допустим, кариесом или имеет какие-нибудь проблемы с желудком, или не так давно выпил стакан кефира или выкурил сигарету.

Словом, мизерная часть кристаллов сменила цвет с желтого на зеленый. После «положительной» пробы был разыгран настоящий спектакль. «У вас, товарищ водитель, положительная проба, и потому мы сейчас отправимся на медицинское освидетельствование, которое наверняка подтвердит факт алкогольного опьянения, — не скрывал радости инспектор. — Права я забираю, завтра вы подъедете в суд, где и будет принято окончательное решение — толи вас лишают водительского удостоверения, то ли вы платите штраф и едете дальше».

Опущу подробности длинного и муторного разговора, поскольку и так понятно, на чем играет инспектор. А играет он на нежелании, или даже невозможности путешественников «зависнуть» в Крыму еще на сутки. К тому же не исключен сговор даишника с врачами-экспертами, так что наверняка потребуется независимая экспертиза, ну, и т.п. Кстати, если в такой ситуации в машине нет второго водителя, то ко всему прочему еще и добавляется арест транспортного средства и отправка его на штрафстоянку.

На предложение решить вопрос полюбовно инспектор откликнулся с радостью. «Тридцать тысяч рублей, — объявил он цену. И добавил проникновенно: — Я понимаю, вы едете с отдыха, но ведь в машине вы не один — посовещайтесь, скиньтесь…». Я от такой наглости просто опешил: «Ну, господин инспектор…, — пытаюсь собраться с мыслями, — Вы же понимаете, что эти кристаллики еще ничего не значат, а требовать тридцать тысяч рублей с людей, возвращающихся из отпуска — это уже слишком».
Тут, заподозрив неладное, к машине подошел мой друг, решив пообщаться с даишником по свойски, как коллега с коллегой… В итоге — мне, как журналисту, и моему другу, как следователю МВД, была сделана общая скидка в 50 процентов. В общем, отдали 15 тысяч и поехали, чтобы не терять время. Правильно или неправильно мы поступили — пусть решает читатель. Будь я один, и разговор другой. [info]

А тем, кто едет в Крым, следует быть к такому вымогательству готовым. И, например, знать, что в Украине отказ от освидетельствования на месте не является доказательством опьянения, и потому — если вы уверены, что не пили — не поддавайтесь ни на какие уговоры. Настаивайте на свидетелях, которых должно быть двое, и на точном соблюдении всех процедур (на сей счет немало написано в интернете). Записывайте весь диалог на диктофон, на это вы имеете полное право, и помните, что в течение двух часов после официального медицинского освидетельствования вы имеете право пройти независимую экспертизу в любом медучреждении, и полученная справка может стать доказательством вашей невиновности, поскольку обязана быть принята судом к рассмотрению. Тогда, возможно, инспектор отпустит вас восвояси. Он ведь там — в погонах, с палочкой и в наглухо тонированной машине — сидит, чтобы деньги с отдыхающих собирать, и потеря времени для него означает потерю денег. Причем при их аппетитах — денег не малых.

Наконец, информация для начальников украинского ДАИ и МВД, если они, наконец, обратят внимание на беспредел, который устраивают их подчиненные. Хотя инспектор-вымогатель представляться отказался, его личность установить не сложно: произошел инцидент 12 августа в 11.30 утра на выезде из Джанкоя. «Разводкой» занимался темненький молодой инспектор (второй стоял на дороге и «сторожил»), и был он на темно-синем VW Passat B4 с номерным знаком 0820 регион 01.

Автоизвестия