Журнал
Хенрик, который живёт на крыше
Хенрик, который живёт на крыше

Хенрик, который живёт на крыше

Текущая ситуация на мировом автомобильном рынке во многом напоминает картину 70-х годов, когда резкий взлёт цен на топливо привёл к значительному росту спроса на компактные модели с экономичными (особенно дизельными) дви

Текущая ситуация на мировом автомобильном рынке во многом напоминает картину 70-х годов, когда резкий взлёт цен на топливо привёл к значительному росту спроса на компактные модели с экономичными (особенно дизельными) двигателями. Однако в отношении дорогих престижных автомобилей сложившееся положение выглядит с точностью до наоборот.

Энергетический кризис 30-летней давности поставил многих производителей роскошных моделей на грань банкротства, а сегодня они чувствуют себя вполне комфортно — подсчитывают стабильно возрастающую прибыль и расширяют производство. Бизнес таких фирм как Aston Martin, Bentley, Ferrari, Lamborghini, Porsche и Rolls-Royce, что называется, уверенно идёт в гору, хотя реанимированный Maybach переживает не лучшие времена. Наряду с состоятельными европейцами и американцами любовью к автомобильному «бомонду» воспылали нувориши из Китая, Юго-Восточной Азии и стран победившего самого себя социализма.

На рынке моделей экстра-класса балом правят патриархи мирового автостроения с богатейшими традициями и высочайшим реноме. Тем не менее, находятся дерзкие смельчаки, готовые бросить им вызов. Несмотря на столь масштабные амбиции датчанина Хенрика Фискера и немца Бернхарда Кёлера никак не отнесёшь к авантюристам, образно говоря, пытающихся с чёрного хода попасть в джентльменский клуб с годовым членским взносом в несколько тысяч фунтов.

Этот интернациональный дуэт, 17 января 2005 года основавший в Ньюпорт-Бич (Калифорния) фирму Fisker Coachbuild, обладает большим авторитетом в автомобильном мире. После окончания в 1989 году Art Center College of Design Хенрик Фискер начал карьеру в дизайн-центре BMW Technik GmbH, расположенном в Мюнхене.

На токийском автосалоне 1997 года состоялась премьера концепт-кара BMW Z07, на экстерьере которого Хенрик выложился, что называется, по полной программе. К 1999 году этот шоу-кар трансформировался в родстер BMW Z8, который можно считать аттестатом зрелости датского дизайнера. Мелкосерийный спортивный BMW Z8, не имевший, правда, особого коммерческого успеха, попал в историю как автомобиль Джеймса Бонда в блокбастере «The World Is Not Enough».

Продвигаясь по служебной лестнице баварского концерна, в начале 2000 года Хенрик был назначен исполнительным директором калифорнийского центра Designworks USA, специализирующегося на индустриальном дизайне.

Разработанные в его стенах офисное оборудование, мобильные телефоны, велосипедные сиденья и даже графическая отделка для сноубордов получили мировое признание.

С сентября 2001 по август 2003 года Хенрик возглавлял базирующийся в Лондоне Ford’овский центр стиля, являясь одновременно членом совета директоров и шеф-дизайнером Aston Martin. Это был очень ответственный момент в истории британской фирмы и Хенрик, как говорится, оказался в нужном месте в нужное время.

Модель DB9, которая готовилась на смену купе DB7, существовала на тот момент лишь в виде пластилинового макета, что позволяло вносить некоторые коррективы в уже утверждённый руководством дизайн. Хенрик «смягчил» линии кузова — это сделало DB9 менее агрессивным в сравнении с флагманской моделью Vanquish, входившей в арсенал Джеймса Бонда в фильме «Die Another Day». Свою руку датчанин приложил и к интерьеру автомобиля — деревянные панели большого формата, отделанная великолепной кожей приборная панель.

Самый маленький Aston Martin — модель AMV8 Vantage Хенрик делал, что называется, «с чистого листа», поскольку к моменту его прихода на фирму перспективный автомобиль представлял собой набор эскизов, среди которых был даже вариант среднемоторной компоновки, против которого категорически возражал шеф Aston Martin Ульрих Бец.

Двери, которые на Aston Martin предпочитают называть «лебедиными крыльями», уникальны даже для мелкосерийного автостроения. На вид это обычные двери распашного типа, но при открывании они слегка приподнимаются вверх, отклоняясь от горизонтали на 12-градусный угол. Это делает посадку более комфортной и предохраняет брюки от нежелательного контакта с испачканной дверью — для колготок стоимостью 250 фунтов это тоже весьма актуально.

С особым изяществом сделаны утопленные дверные ручки, напоминающие защёлки кейса. Примечательно, что заднее стекло и крышка довольно вместительного 300-литрового багажника объединены в одну панель, что позволяет считать AMV8 Vantage самым дорогим хэтчбэком на планете.

Другая характерная особенность дизайна — монолитная передняя часть кузова, где нет перехода от крыльев к бамперу, а капот простирается непосредственно от декоративной облицовки радиатора до лобового стекла. Кстати сказать, эта облицовка изготовлена из металла, чем не может похвастаться на порядок более дорогой Bentley Continental GT, у которого решётка выполнена из пластика (о чём не подозревают многие владельцы) с напылением, имитирующим хромированное покрытие.

Поработав некоторое время на посту директора Ford’овского Global Advanced Design Studio, Фискер ушёл, как говорится, на вольные хлеба. «Образно говоря, я почувствовал себя упёршимся головой в потолок — говорит Хенрик. Единственный выход из сложившейся ситуации — выбираться через окно на крышу. Я понимаю, что это не самое безопасное место, но я уверен, что могу это сделать».

Весьма эксцентричное заявление, особенно для датского мужчины с нордическим характером — в соответствующем контексте его можно было бы принять за откровение обитателя психиатрической клиники. Ничего подобного — просто Хенрика уже не устраивает роль наёмного дизайнера и ему захотелось творить как свободному художнику. «Я не сомневаюсь, что меня понимают многие коллеги по цеху — говорит Хенрик. Среди них немало желающих проектировать собственные автомобили и продавать их на рынке».

Собственно говоря, Хенрик Фискер не придумал ничего нового — он весьма методично возрождает славные традиции т. н. коучбилдинга. Дословно coachbuilding — строительство экипажей, а применительно к автостроению — этот термин означает производство кузовов, устанавливаемых на шасси. Наивысшего расцвета coachbuilding достиг в 20-30-х годах прошлого столетия, когда огромное множество специализированных фирм в Европе и Америке производили широчайший ассортимент автомобильных кузовов, нередко по индивидуальным заказам и в единственном экземпляре.

Великая депрессия и послевоенная модернизация автоиндустрии, сопровождавшаяся широким внедрением кузова несущего типа, вынесли коучбилдингу смертный приговор. На его символическом надгробном памятнике красуются поэтичные названия — Cesare Sala, Figoni & Falaschi, Henri Labourdette, Erdmann & Rossi, Castagna, а также Bohmann & Schwartz, LeBaron, Darrin, Dietrich, Murphy, Rollston и многие другие. Эти кузовостроительные «ателье» внесли бесценный вклад в эволюцию автомобиля и лишь совсем немногим из них удалось сохраниться до наших дней — Bertone, Pininfarina, Karmann, Ghia.

Как солдатами, так и автомобильными дизайнерами не рождаются — таковыми становятся. Как правило, мощным побудительным мотивом для этого является автомобиль, поразивший детское воображение. Именно так и произошло с мальчиком Хенриком из датского королевства. Ехал он как-то на заднем сиденье отцовского SAAB 95, а навстречу им пронёсся приземистый автомобиль серебристого цвета, похожий на инопланетный летательный аппарат. Это был Maserati Bora — один из лучших среднемоторный суперкаров 70-х годов, который предопределил судьбу Фискера.

Не удивительно, что основатель фирмы Ital Design и автор экстерьера Maserati Bora — Джорджетто Джуджаро является кумиром для Хенрика. «Меня поражает широта его таланта — говорит Хенрик. Посмотрите, как блестяще он делает миниатюрные городские машинки и сногсшибательные суперкары». [info] Неизгладимое впечатление на малолетнего Фискера произвёл также один из ранних концепт-каров Джуджаро — Maserati Boomerang (1971 г.) Хенрик уткнулся носом в витрину киоска, где на журнальной обложке красовался этот клиновидный автомобиль, и застыл от изумления. На аукционе Christies, состоявшемся в феврале 2005 года Boomerang был продан за $1 млн.

Фискер полагает, что на рынке роскошных моделей есть вакантные ниши для мелких фирм с годовым выпуском 150—500 автомобилей. Такой тираж обеспечивает приемлемую прибыль, позволяет избегать больших расходов на сертификацию автомобилей и оперативно реагировать на тенденции рынка. Залогом успеха он считает тесные связи Fisker Coachbuild с поставщиками и отлаженный процесс сборки.

В этой сфере он полностью полагается на Бернхарда Кёлера — профессионального скульптора и менеджера, чья карьера на BMW AG началась в 1980 году. Проработав сотрудником BMW Design, в 1989-ом Бернхард открыл собственную студию, через которую прошли многие дизайнеры баварского концерна. Он принимал активное участие в разработке концепт-кара Mini Monte-Carlo и нескольких проектах отделения BMW Motocycle.

С 1997 года Кёлер, возглавлявший калифорнийское бюро Designworks USA, занимался поиском поставщиков, удовлетворяющих стандартами BMW. Бернхард обеспечивает ту часть совместного проекта, где дизайнер Фискер не очень силён — производственный процесс, планирование, привлечение инвесторов, инжиниринг, качество продукции. За его плечами богатый опыт работы директором компании New Business Development, выполнявшей, в частности, Ford’овские заказы, и менеджером на Aston Martin, когда он курировал продвижение моделей DB9 и V8 Vantage.

Компаньоны разработали оригинальную систему проектирования и производства, которую они держат в строжайшем секрете. Это know-how позволяет всего за полтора года пройти путь от замысла и первых эскизов до готового автомобиля.

В апреле прошлого года производственный комплекс Fisker Coachbuild начал сборку модели Tramonto (в переводе с итальянского нечто среднее между закатом и вечерней зарёй). За основу этого кабриолета взят Mercedes-Benz SL55 AMG, от которого в первозданном виде осталась только убирающаяся жёсткая крыша. Кузов, в дизайне которого отчётливо просматриваются (что вполне естественно) стилистические фрагменты моделей Aston Martin и BMW, состоит из карбоновых, алюминиевых и стальных панелей. Фискер, проповедующий «чувственный и сексуальный» дизайн, изменил своим предпочтениям и выбрал весьма агрессивный мотив для передка кузова.

Весьма основательно изменён интерьер — для внутренней отделки Tramonto использована великолепная итальянская кожа, сшитая вручную. С особым изяществом исполнена алюминиевая центральная консоль. Из наиболее броских отличий от Mercedes’овского оригинала следует отметить приборы a’la Fisker и расположенные под рулевым колесом переключатели автоматической трансмиссии.

Своих потенциальных клиентов Fisker Coachbuild привлекает не только высокой эстетикой и предельно ограниченным тиражом. Под капотом Tramonto установлен Mercedes’овский двигатель V8, оснащённый компрессором и тюнинг-пакетом Performance Plus Package ($43 тыс.) от фирмы Kleeman. 610-сильный мотор с чудовищным крутящим моментом разгоняет американский кабриолет до скорости 100 км/час всего за 4 секунды, а его максимальная скорость — 320 км/час.

Модернизация подвески сведена к незначительному уменьшению дорожного просвета, а тормоза усилены благодаря 15-дюймовым передним дискам и 13-дюймовым сзади. Сверхнизкопрофильные покрышки установлены на 20-дюймовых разборных дисках, разработанных Фискером.

В июне 2006-го специалисты Fisker Coachbuild приступили к выпуску модели Latigo CS, базирующейся на платформе купе BMW серии 6. Однако Хенрик полагает, что в качестве автомобиля-донора большинство заказчиков выберет более продвинутую модель BMW M6. Стоимость работ по конвертации серийных моделей Mercedes-Benz и BMWв эксклюзивный автомобиль от Fisker Coachbuild составляет около $130 тысяч.

Таким образом, Tramonto, упакованный, что называется, по полной программе, обойдётся примерно в $300 тысяч. Возникает естественный вопрос — стоит ли выкладывать такие деньги за автомобиль, не имеющий пока всемирно известного брэнда, если всего за $190 тысяч можно без хлопот приобрести схожий по динамическим характеристикам Mercedes-Benz SL65 AMG.

Мировой опыт показывает, что для подобных автомобилей во все времена находится очень узкий круг почитателей. Кстати говоря, после премьеры Tramonto и Latigo CS на франкфуртском автосалоне в сентябре 2005 года Fisker Coachbuild получил первые 30 заказов — вполне обнадёживающий показатель для пилотного проекта.

Предстоящее лето для Хенрика Фискера и Бернхарда Кёлера будет жарким не только благодаря калифорнийскому солнцу. Автостроителям из Ньюпорт-Бич предстоит доказать, что для успешного бизнеса совсем не обязательно обладать вызывающим всеобщий пиетет брэндом, к тому же репутация — дело наживное...

CARS.ru