Журнал
Из Нью-Йорка в Париж за 112 дней
Из Нью-Йорка в Париж за 112 дней

Из Нью-Йорка в Париж за 112 дней

Широкий резонанс, вызванный пробегом Пекин-Париж 1907 года, сподвиг газету Le Matin к организации второго, ещё более фантастического марафона. Инициативу французского печатного органа поддержала американская New York Times.Предложенный

Широкий резонанс, вызванный пробегом Пекин-Париж 1907 года, сподвиг газету Le Matin к организации второго, ещё более фантастического марафона. Инициативу французского печатного органа поддержала американская New York Times.

Предложенный устроителями маршрут выглядел ещё более захватывающим: по суше от Нью-Йорка до Сан-Франциско, далее морским путём на Аляску и своим ходом к Берингову проливу, а оттуда пароходом до Владивостока. Потом путешественникам надлежало пересечь Сибирь и через Центральную Европу добраться до французской столицы. Организаторы пробега предполагали, что скованная льдом река Юкон обеспечит передвижение по Аляске. Но, как впоследствии выяснилось, глубина снежного покрова достигает там трёх метров, так что в зимний период эта территория вообще не пригодна для поездок на автомобилях. Тогда приняли решение исключить Аляску из маршрута, и переправляться водным путём в Японию.

В День рождения Авраама Линкольна, 12 февраля 1908 года, из Нью-Йорка стартовала кавалькада самоходных экипажей и направилась к западному побережью США. Наиболее убедительным претендентом на главный приз выглядел немецкий Protos, спроектированный специально для армии. К тому времени он уже прошёл доскональное тестирование, и ненадёжные узлы и детали были заменены новыми и более совершенными. Отлично подготовленный германский экипаж имел на борту шесть топливных баков, ёмкости для воды и большие кофры для багажа, инструментов и продуктов. Просторный кузов Protos гарантировал путешественникам комфортный ночлег.

Серьёзную конкуренцию немцам составляли французы, чья «национальная сборная» состояла из трёх команд. Первую возглавлял опытнейший Шарль Гадар, занявший второе место в марафоне Пекин-Париж. Теперь он управлял автомобилем Motobloc, оснащённым 30-сильным двигателем. Большими шансами на успех обладал также экипаж французского De Dion-Bouton. Сплошной поддон под «брюхом» этого автомобиля надёжно защищал ходовую часть и трансмиссию от повреждений. Но его наиболее примечательной особенностью были стальные ободья колёс, позволявшие передвигаться по рельсам после демонтажа покрышек.

В комплектацию De Dion-Bouton входил даже парус, помогавший двигателю внутреннего сгорания в ветреную погоду. Многие эксперты предрекали победу другого французского автомобиля — Sizaire-Naudin, отличавшегося малым весом и завидной манёвренностью. На аналогичной машине в 1907 году была выиграна знаменитая итальянская гонка Targa Florio. Однако уже в первый день рейда многообещающий Sizaire-Naudin сломался на горном участке. Серьёзным соперником являлся итальянский Zust, оснащённый 40-сильным мотором — по энерговооружённости этот автомобиль шёл на равных с немецким Protos’ом.

Честь доставки американского флага в Париж выпала автомобилю Thomas Flyer. Владелец небольшого предприятия заявил свою модель «35» с 70-сильным мотором для участия в гонке всего за три дня до старта. В далёкое путешествие «Летающий Томас» отправился почти в первозданном виде, поскольку времени на подготовку уже не оставалось. От стандартной модели, продававшейся на рынке, марафонский автомобиль отличали брезентовые пологи, заменившие жёсткие крылья, а также дополнительные топливные баки и комплект запасной «резины». Тент крепился с помощью металлических обручей.

В целом основательная конструкция Thomas Flyer, казалось, не требовала серьёзных доработок, но уже на пути к западному побережью автомобиль зарулил в Буффало для замены деталей задней подвески, повреждённых при прохождении снежных заносов. Здесь же пришлось демонтировать вызывавшие опасение цилиндры, отлитые по отдельности, а не единым блоком, как сегодня. Для увеличения дорожного просвета были внесены изменения в подвеску, а ёмкость для моторного масла перенесли на новое место.

Следует отметить простоту и оригинальность смазки цепей, вращавших задние колёса. Масло заливалось в маленькие воронки, закреплённые на боковинах кузова, и по трубкам оно самотёком поступало непосредственно на цепной привод. Немало хлопот доставила коробка передач — шестерни стали подозрительно «хрустеть» после того, как Thomas Flyer миновал Кливленд.

Командор американского экипажа Джордж Частер четырежды обращался к механикам попадавшихся на пути мастерских. В Сан-Франциско установили дополнительные элементы крепления коробки, и это улучшило её работу. Одновременно сменили цепи и отдельные детали трансмиссии. Автомобилистам Нового Света сильно повезло, что все главные технические изъяны проявились на территории США, где в то время уже действовала довольно разветвлённая сеть автомастерских. Избавляясь от всех «болячек», Thomas Flyer добрался до западного побережья на 11 дней раньше следовавшего за ним итальянского экипажа, а De Dion-Bouton подтянулся лишь через 13 дней.

Застряв в штате Айова, Motobloc сошёл с дистанции, а немцы пошли на хитрость, отправившись до Сиэтла на железнодорожной платформе. Однако такая находчивость стоила им 15 суток штрафного времени, так что общее отставание Protos’а составило целых 28 дней! Весьма суровое на первый взгляд решение арбитров следует признать вполне обоснованным — дистанцию в 1100 миль, которую Protos покрыл по «железке» всего за два дня, Thomas Flyer преодолел за девять.

Добравшись до побережья, американцы погрузились на пароход, взяв курс на Аляску согласно первоначальному варианту маршрута. Убедившись в бесперспективности арктического перехода, янки вернулись в Сиэтл, чтобы отплыть к Японским островам, куда уже направлялись Zust и De Dion-Bouton —  их экипажи по своему усмотрению изменили географию пробега. Догнав европейцев в Стране восходящего солнца, где автомобилей ещё не было в помине, Thomas Flyer прибыл во Владивосток. Здесь повторно был дан общий старт всем участникам.

Видимо, испугавшись необъятных просторов дикой Сибири, экипаж De Dion-Bouton выбыл из марафона. Пресловутое российское бездорожье задержало американцев на четыре дня — вновь отказала трансмиссия, что в значительной мере объяснялось продолжительным движением по железнодорожным шпалам, хотя в 1907-м победившая Itala легче перенесла это нелёгкое испытание. К счастью, американцы имели в запасе 15 «поощрительных» суток, полученных от устроителей за смелый, но безрезультатный вояж на Аляску.

За 112 дней пути в Париж Thomas Flyer преодолел 13342 мили водного пространства и суши — в километровом измерении это составляет 21350. Zust двигался к заветной цели 160 дней и ночей. [info] По времени Protos опередил американский автомобиль на четверо суток, более уверенно прокатившись по европейским дорогам. Оперативное сервисное обслуживание и наличие столь необходимых запчастей, которых так недоставало в Америке, сделали своё дело. Тем не менее, хотя Thomas Flyer пересёк финишную черту вторым, после подсчёта реального километража и, приняв во внимание штрафное и поощрительное время, лавры победителя достались именно ему.

Судьба легендарного Thomas Flyer сложилась весьма благополучно. Местом его постоянной прописки является городок Рино (штат Невада), где находится уникальная коллекция Уильяма Харра — один из лучших автомобильных музеев Америки. Фирма Эрвина Росса Томаса, выпустившая овеяный славой Thomas Flyer, не выдержав конкуренции, прекратила существование в 1919 году.

Игорь Бухарин