Журнал
И все-таки не пить!
И все-таки не пить!

И все-таки не пить!

Вступившие в силу «алкогольные» поправки в КоАП изменили и критерии определения опьянения, которые используются при освидетельствовании. Как выглядит эта процедура, куда обращаться, если вы не согласны с выводами врачей, рассказывает

Вступившие в силу «алкогольные» поправки в КоАП изменили и критерии определения опьянения, которые используются при освидетельствовании. Как выглядит эта процедура, куда обращаться, если вы не согласны с выводами врачей, рассказывает Владимир Егоров, заместитель главного врача наркологической клинической больницы № 17 по экспертной работе.

– Владимир Федорович, где и как в Москве проводится медосвидетельствование автомобилистов?

– У нас этим традиционно занимается отдельная структура – десять кабинетов, расположенных в разных районах города, и шесть передвижных пунктов. Согласно штатному расписанию в них работают около 100 врачей и еще столько же фельдшеров, выполняющих второстепенные манипуляции. Сама процедура состоит из клинического осмотра, тестирования на приборе и экспресс-анализа мочи. Прибор освидетельствуемый «продувает» дважды с интервалом в двадцать минут. Это необходимо, чтобы исключить случайности – например, связанные с недавним приемом лекарственных препаратов типа корвалола, когда выдыхаемый воздух содержит пары алкоголя, остающегося на слизистой полости рта. Для того чтобы этот алкоголь перестал определяться, требуется несколько минут. Кровь на анализ мы не берем, поскольку это не предусмотрено существующим законодательством. Чтобы минимизировать возможные злоупотребления со стороны персонала, в работе подразделения уже более двух лет применяют алкометры последнего поколения, имеющие память и распечатывающие результаты тестирования на бумажной ленте, акты освидетельствования составляют на специальных номерных бланках, которые нельзя ни переписать, ни подменить, ни уничтожить.

Как показывает практика, около 2/3 всех доставляемых к нам на освидетельствование – ав томобилисты, задержанные сотрудниками ГАИ, остальные поступают по линии других служб МВД и ФСНК. У водителей алкогольное опьянение выявляется более чем в половине случаев.

– То есть почти половину водителей привозят вообще напрасно?! И если попадутся не слишком добросовестные медики (см. ГЗР № 164, 166), итог заранее известен... А что вы можете сказать о независимой экспертизе?

– Правильнее ее назвать не независимой, а повторной. Во всех кабинетах ГКНБ № 17 есть возможность провериться на состояние опьянения по собственной инициативе. Эти исследования платные (на алкоголь – около 1000 рублей), причем данная услуга была введена отнюдь не только в расчете на автомобилистов. Помимо дорожных инцидентов в быту достаточно и других ситуаций, когда людям необходимо документально подтвердить свое трезвое состояние. Повторную экспертизу у нас ежедневно проходят от двух до девяти человек.

– Бывают случаи, когда при освидетельствовании водители признаются нетрезвыми, а независимая экспертиза говорит об обратном. В судах ее результаты не склонны учитывать. Почему?

– Действительно, акты первичного и вторичного освидетельствования иногда отличаются диаметрально, и у судей возникает дилемма – какому из двух документов верить? В пользу первого они склоняются по той причине, что между исследованиями проходит час-два, в течение которых может произойти естественное выведение алкоголя. Есть неофициальные экспериментальные данные, согласно которым скорость этого процесса составляет от 0,1 до 0,4 промилле в час, что зависит от состояния печени, вида алкогольных напитков, индивидуальных особенностей человека и многого другого. Как видите, разброс довольно большой и никаких официальных цифр, на которые можно было бы опереться в спорных ситуациях, не существует. Еще одно обстоятельство, которое складывается не в пользу независимой экспертизы, – появление платных служб экстренной детоксикации с помощью капельниц со специальными препаратами, ускоряющими очищение организма от алкоголя. Тем не менее водители, оспаривающие результаты освидетельствования по линии ГИБДД и прошедшие независимую экспертизу водном из кабинетов КНБ № 17, могут обратиться в нашу конфликтную комиссию, которая собирается еженедельно, по средам. [info] Аналогичная комиссия более высокого уровня действует и при Департаменте здравоохранения Москвы – в месяц здесь рассматривается несколько десятков случаев освидетельствования в различных подведомственных департаменту медучреждениях. В тех ситуациях, когда их результаты значительно расходятся, и это расхождение не может быть объяснено объективными факторами, речь, к сожалению, идет о мошенничестве медработников. Однако, учитывая, что фальсификация результатов исследования одинаково возможна и при первичном, и при повторном освидетельствовании, доказать, кто именно из двух врачей допустил злоупотребление, удается не всегда. В таких случаях комиссии остается лишь констатировать, что акты содержат взаимоисключающие данные, и тогда последнее слово остается за судьей. Что касается наших кабинетов и передвижных пунктов, администрация, естественно, стремится выявлять недобросовестных сотрудников и немедленно избавляться от них, используя целый комплекс серьезных мер контроля.

– Повысилась ли объективность освидетельствования после 1 июля?

– Общеизвестно, что на протяжении долгого времени основным критерием для вынесения заключения о состоянии алкогольного опьянения считалась его клиника, установленная врачом на основании внешнего осмотра. Обнаружение алкоголя в выдыхаемом воздухе служило лишь вторичной процедурой. Серьезным недостатком такого подхода было то, что результаты осмотра могли оказаться и субъективными, и непроверяемыми в последующем. При ретроспективной оценке обоснованности выводов нарколога приходилось опираться только на тщательный анализ акта освидетельствования. Заключение признавалось правомерным, если документ был заполнен четко по инструкции, а описанные в нем признаки соответствовали клинической картине опьянения, к тому же подтвержденной показаниями прибора. После внесения поправок в КоАП ситуация кардинально изменилась. Теперь, как мы знаем, под состоянием опьянения понимается обнаружение паров алкоголя в выдыхаемом воздухе в количестве 0,15 мг/л и более, которое определяется приборами, занесенными в госреестр средств измерения Федерального агентства по метрологии и имеющими регистрационное удостоверение «Росздравнадзора». В зависимости от модели они способны фиксировать в памяти до 1000 исследований, и на каждое из них выдают распечатку на бумажной ленте, что значительно упрощает последующий контроль результатов освидетельствования. Теперь такие алкометры появятся не только в медучреждениях, но и у сотрудников ГИБДД – конечно, с поправкой на то, что позволить себе это дорогостоящее оборудование из-за проблем с финансированием пока смогут далеко не все регионы. Для них в законе имеется оговорка, позволяющая местным медработникам диагностировать опьянение по старинке, то есть по совокупности физических и психических признаков.

– Как рассчитывалось «безопасное» содержание алкоголя в крови водителя и какое примерно количество спиртного соответствует 0,3 промилле?

– С помощью тестов давно установлено, что первые внешние признаки состояния опьянения у 70–80% среднестатистических мужчин весом 75 кг появляются при обнаружении в их организме 0,7–0,8 промилле. Таким образом, при 0,15 мг/л алкоголя в выдохе (или 0,3 промилле в крови), что в два с лишним раза меньше, нарушения координации, снижения внимания и реакции у водителя, опять-таки среднестатистического, возникать не должно. Что касается второго вопроса, то условно принято, что 0,3 промилле – это примерно 45 граммов водки. Однако никак нельзя гарантировать, что эти 45 граммов всегда и на всех подействуют одинаково. Ведь даже один и тот же человек, в зависимости от настроения, компании, характера закуски и массы других факторов, выпив одно и то же количество спиртного, может реагировать на него по-разному. Все очень индивидуально и совершенно непредсказуемо, поэтому по большому счету никаких универсальных безопасных для автомобилиста доз на практике не существует.

– И все-таки, как гарантированно удержаться в рамках дозволенного, не промахнувшись ненароком на одну-две десятых промилле?

– Для этих целей можно, конечно, приобрести портативный алкометр, но, во-первых, эти аппараты дают очень большую погрешность, а вовторых, сразу после принятия спиртного их показатели будут ниже тех, которые появятся, например, через час, ведь алкоголь всасывается в кровь постепенно. Поэтому главная гарантия – не пить перед тем, как садитесьза руль, вообще. И не трогаться в путь раньше чем через 12 часов после небольших возлияний, а если выпито много – подождать сутки. Это я настоятельно советую всем автомобилистам как врач.

– Несмотря на все разрешенные промилле?

– Да, именно так. Повторюсь, опьянение возможно даже при самом минимальном их количестве. Если же человек в таком состоянии управляет автомобилем, он, как известно, становится потенциальным убийцей. А зачастую и реальным. Напомню, в России ежегодно регистрируется до 35 тысяч смертей в ДТП. По статистике, львиная доля этих аварий происходит по вине пьяных водителей.

В 1966 году была принята Европейская конвенция безопасности движения, ратифицированная сначала СССР, а затем и Российской Федерацией. В соответствии с Конституцией РФ ее положения имеют приоритет над национальным законодательством. В этом документе, в частности, содержится пункт, обязывающий подписавшие его страны установить на своей территории предельно допустимое содержание алкоголя в организме водителей, превышение которого не совместимо с управлением транспортным средством. Согласно Конвенции, этот порог в любом случае не должен быть более 0,5 промилле для крови или 0, 25 мг/л для выдыхаемого воздуха.

Нормативы, аналогичные недавно принятым в России, действуют в Германии.

Александра Рейнсон