Журнал
Гаражная битва
Гаражная битва

Гаражная битва

Казалось бы, жизнь налаживается. Гараж этажерка вырос как гриб – построили его во дворе нового элитного дома в короткие сроки,но… переезжать туда членам ГСК не хочется. Почему? Об этом мы говорим с председателем ГСК Владимиром Комаровым.

Казалось бы, жизнь налаживается. Гараж этажерка вырос как гриб – построили его во дворе нового элитного дома в короткие сроки,но… переезжать туда членам ГСК не хочется. Почему? Об этом мы говорим с председателем ГСК Владимиром Комаровым.

Вслед за квартирным вопросом москвичей принялся портить вопрос гаражный. Поставить машину на ночь во дворе сегодня не просто трудно, а практически невозможно. Все чаще в криминальной хронике фигурируют случаи отнюдь не словесных перепалок, а драк и поножовщины в борьбе за придомовое машиноместо. Послушаешь все это и начинаешь ценить свой не слишком тихий, но в целом славный мирок старого, советских времен, ГСК. И пусть временами отключают свет, течет крыша, а сторожевые собаки делят корм с серыми хвостатыми грызунами, здесь тебя приветливым словом встретит сторож, а сосед по боксу всегда готов поменять колодки, масло и поставить зимнюю резину. Так было долгие годы и, казалось, будет всегда… Но сегодня ГСК, похоже, не вписываются в общую концепцию жилищного и гаражного строительства столицы. ГЗР уже рассказывала о существовании программы по ликвидации ГСК и преобразовании их в многоярусные паркинги с бесценными (в прямом смысле слова) машиноместами вместо привычных боксов. Многие кооперативы уже попали под снос.

Но сегодня другая история. Точка в ней пока еще не поставлена. Началась она много лет назад, когда по адресу ул. Вавилова, д. 81а было сдано в эксплуатацию железобетонное здание одноуровневого подземного гаража на 110 боксов, построенное на средства пайщиков ГСК-32 (автовладельцев) – жителей Ломоносовского района. Члены кооператива были людьми сознательными: предварительно получили необходимые разрешения, а строительство согласовали во всех возможных инстанциях. Однако в марте 1993-го правительство Москвы выпустило постановление об изъятии этого кооперативного участка под строительство дома; 45% жилой площади в нем должно было принадлежать фирме-застройщику, ТОО «Эста», а 55% – различным государственным структурам. Но тогда возмущенным пайщикам удалось отстоять ГСК.

А через год увидела свет Программа массового строительства в Москве многоэтажных гаражейстоянок. Постановлением правительства города кооператив ГСК-32 назначался заказчиком строительства паркинга на 150 машиномест по ул. Вавилова, 77–79. Но не успели в ГСК задуматься о своих функциях заказчика, как все перечеркнула ремарка: «привлечение подрядных мощностей осуществляется префектурой округа».

Между тем к самому строительству приступили лишь 11 лет спустя. В 2006 году вышло распоряжение правительства Москвы, предоставившее земельный участок по ул. Вавилова, вл. 81а, префектуре Юго-Западного округа под строительство кооперативного жилого дома с подземным гаражом. При этом заказчик проекта и строительства (все та же «Эста», но теперь ООО) должен был соорудить на соседнем земельном участке (ул. Вавилова, 77–79) многоэтажный подземно-надземный гараж уже на 175 машиномест для вывода существующего ГСК-32 с участка, предусмотренного под строительство жилого комплекса.

Казалось бы, жизнь налаживается. Гаражэтажерка вырос как гриб – построили его во дворе нового элитного дома в короткие сроки, но… переезжать туда членам ГСК не хочется. Почему? Об этом мы говорим с председателем ГСК Владимиром Комаровым:

– В проекте гаражаэтажерки есть серьезные градостроительные нарушения, к тому же машиноместо – замена, не равноценная гаражному боксу. А застройщику нужно не просто освободить площадку, занимаемую ГСК, ему необходимо прекращение права собственности людей на боксы… Напоминаю: наш гараж – подземное железобетонное сооружение, вторая функция которого была – укрытие людей в случае войны. Его сломать аккуратно не получится – придется ломать боксы собственников, а это уже подсудное дело. И прокуратура, и все правоохранительные органы обязаны будут отреагировать.

– Кстати о собственности. Члены кооператива, выплатив положенные взносы, стали законными собственниками гаражных боксов. Но земля, на которой построены эти боксы, принадлежит государству?

– Здесь не все так однозначно. Действительно, наивные кооперативщики в свое время не удосужились оформить в собственность участок земли под (вернее, над) ГСК. Однако согласно статье 36 Земельного кодекса РФ безусловное право на землю закреплено за владельцем жилого помещения, которое на ней расположено. А участок некогда был дан ГСК в бессрочное пользование… Но сегодня это мало кого интересует. Нет документа – нет разговора. Управа Ломоносовского района обвиняет кооператив в самовольном захвате земли. Разбирательства ведутся и в районном, и в городском суде. И это притом, что все владельцы боксов исправно платят налоги и коммунальные платежи, а сам кооператив имеет свидетельства о государственной регистрации, праве собственности на проезды и помещения общего пользования. И как собственник ГСК имеет преимущественное право на выбор проекта застройки этой территории. Но воспользоваться этим правом нам не дали…

– И что же предлагается теперь тем, кто не собирается менять свой бокс на машиноместо?

– Собственникам определена компенсация в размере 610 тысяч рублей. Немало? Может быть. Но, по оценкам независимых экспертов, это в два раза меньше рыночной стоимости аналогичных гаражных боксов, которые на тот момент тянули на 1 млн. 200 тыс. рублей. Известно, что у РосБТИ свои взгляды на стоимость собственности, но что же смогут приобрести на эти шестьсот тысяч потерявшие свои боксы члены ГСК?! Между тем собственники вправе расчитывать на более серьезное отношение к ним. Недавно Управление Федеральной антимонопольной службы по г. Москве предписало приостановить распоряжение правительства города о предоставлении участка на ул. Вавилова, вл. 81а ООО «Эста» как обремененного правами третьих лиц. ФАС нашел разъяснение Высшего арбитражного суда, где говорится, что в таких делах обязаны привлекать третьих лиц – тех, чьи интересы затрагиваются.

– Однако, насколько нам известно, уже был снесен забор у дома 79. Владельцам гаражей дают понять: стройка начнется со дня на день…

– Ну да, сейчас используются любые методы давления на людей, вплоть до установления пропускного режима, что в общем-то незаконно, потому что собственнику должно быть обеспечено право доступа к собственности...

– Вы не устали от этой борьбы?

– Конечно, есть такой момент. Я ведь нанятый управляющий. И по большому счету мне должно быть все равно. Тем более что меня убивает инертность людей, пассивность в деле защиты своей собственности. Некоторые давным-давно получили машиноместа в этом многоэтажном гараже, заключили с «Эстой» договор мены (бокса на машиноместо), получили свидетельства на право собственности. То есть сдались. Но, конечно, есть и те, кто настроен идти до конца. [info] Еще не все потеряно – у нас в руках устав ГСК. По уставу мы имеем право не принимать новых членов (то есть тех собственников, которые появились по договорам мены), так что большинство голосов всегда будет у старых членов ГСК. С новыми владельцами необходимо лишь заключить договор на обслуживание. И даже если останется один членГСК, то ГСК будет существовать. Электричество мы почти не тратим, горячую воду перекрыли, охрана 4 человека, бухгалтер и я, да налог на землю 3 тысячи в месяц – вот все наши траты. В принципе, человек достаточно обеспеченный может вытянуть это и один.

– Но за что же вы намерены бороться? За увеличение суммы компенсации?

– Рассказываю. Если в нашем ГСК заглубиться еще на 1,5–1,8 м, мы получаем двухъярусную подземную парковку, а вот сверху можно построить 3–4-этажную коммерческую гостиницу. При этом не нужны машиноместа для автомобилей жильцов – гостиница есть гостиница. А второй подземный этаж – это еще 100 машиномест, или 100 миллионов рублей, если хотите. То есть, если ГСК выступит заказчиком этого строительства, ему будет чем расплатиться с инвестором, а затем можно спокойно вести хозяйственную деятельность, управляя гостиницей. Тот, кто упрется и пойдет до конца, может выиграть. Есть за что биться...

Елена Шитикова