Журнал
Jeep Cherokee
Под белым солнцем пустыни

Jeep Cherokee

Какое отношение имеют американские индейцы племени че-роки к африканской пустыне? Самое прямое, убедился Денис Арутюнян, проехав на «Джипе-Чероки» по пескам Сахары. Фото автора и «Джип».

Какое отношение имеют американские индейцы племени че-роки к африканской пустыне? Самое прямое, убедился Денис Арутюнян, проехав на «Джипе-Чероки» по пескам Сахары. Фото автора и «Джип».

Единственная взлетно-посадочная полоса, одинокий полицейский вертолет, жгучее солнце и полное безветрие - аэропорт в маленьком марокканском городке Эр-Рашидия. Брифинг в одном из двух небольших глинобитных строений прямо на прилегающей территории -передышка перед прыжком в раскаленный африканский воздух. А инструктаж-то серьезный, наставники не переставая твердили: не забывайте, это Африка! Опасайтесь всего: взрослых и детей, верблюдов и осликов, камней и песка! Оказалось, некоторые предостережения действительно обоснованны…

КАРАВАН УХОДИТ В НЕБО

Около проходной аэропорта сверкают три группы по семь новеньких «чероки». Инструктор Аксель указывает, куда садиться. Сам собирается ехать в одной из машин сопровождения (с каждым караваном отправятся по два вооруженных тросами, лебедками, радиостанциями и прочим оборудованием «Джипа-Рэнглер» в исполнении «Рубикон» и «Сахара»).

Кузов нового «Чероки» -словно вытесанный топором, прямоугольные фары в стиле старшего «Коммандера», минимум декора - уж этот точно ориентирован на сильную половину человечества.

За рулем обживался на ходу: караван не ждет! Пока едем не торопясь по узкому шоссе, стараюсь оценить удобство салона. Поначалу он кажется тесноватым, но к этому быстро привыкаешь. Хуже, что нет площадки под левой ногой - ее приходится поджимать под себя. Неплохое сиденье, обтянутое мягкой кожей, портит валик, торчащий под лопатками: зачем? Жесткий пластик передней панели местами топорщится - совсем не к лицу новой машине. Позже представители фирмы убеждали, что экземпляры для теста - из предсерийной партии, в товарных автомобиляхта-ких дефектов не будет: поверим на слово. Тем более что других нареканий нет - все сделано приятно и добротно. Особенно понравился удобный широкий «флажок», переключающий режимы работы межосевого дифференциала. Выбирайте одно из трех положений (2WD, 4WD-Auto и 4WD-Low), об остальном позаботятся электроприводы. На привале оценил по достоинству немалый объем багажника и обнаружил в нем интересную штуку. Если перевернуть большую панель фальшпола, получается пластиковый поддон с 10-сантиметровым бортиком - в самый раз, чтобы поставить грязные сапоги или загрузить нечто не очень чистое, не испачкав при этом ворсовую обивку.

Элементы роскоши - отделка кожей и алюминием, климат-контроль, большой экран многофункциональной системы MyGIG придают грубоватому вездеходу черты повседневного автомобиля. Да и бежит «Чероки» по неровному африканскому асфальту очень спокойно. Мощности бензиновой 3,7-литровой «шестерки» в общем хватает, хотя при обгонах все же хотелось бы добавить пару десятков «лошадок». Упругая работа подвески намекает на ее незаурядную энергоемкость (и правда: пробило ее только при штурме «ходом» пересохших ручьев). Если до седоков и доходят какие-то вибрации, то лишь сильно задемпфированными. Создается впечатление, что это даже помогает не расслабиться окончательно, не потерять ощущение дороги.

ПУСТЫННЫЙ СКАЛОЛАЗ

Распрощавшись с детишками у шоссе, которые помахали нам руками, сворачиваем на чуть заметную колею, ведущую к невысокому горному перевалу. Под колесами - россыпь мелких камешков с песком. «Че-роки» ведет себя на африканском грейдере комфортно: отлично держит прямую, послушно идет за рулем, тщательно изолирует от тряски. Вот и извилистый подъем к вершине, а за ним… Показалось, что съехать здесь будет непросто. Что ж, можно испытать помощника - Hill Descent Control. Странное ощущение: отпускаешь педали, практически висишь на ремне, а машина сама уверенно ползет вниз, похрустывая тормозами. Спустившись к подножию, оглянулся -и отдал должное современной электронике: откос-то действительно крутой. А впереди еще Сахара - участок знаменитого «Дакара».

ГОВОРИЛ МНЕ ХАН…

Вопреки распространенному заблуждению, пустыни лишь на 20-30% покрыты песком. До настоящих дюн пришлось ехать около полутора часов. Но величественное зрелище громадных барханов того стоило! Для начала пригласили пройти sand school - песчаную школу - освоить специфику вождения в песке. На правом сиденье инструктор, под бдительным контролем которого нужно проехать небольшой тренировочный круг. Полный привод с понижающей передачей, селектор коробки в положение 1 - поехали!

Признаюсь, удивился: что здесь сложного? Да, машина идет ощутимо тяжелее, но на пологие сыпучие склоны довольно легко. [info] Тем более что особо опасные места пометили яркими флажками.

А вот когда нас выпустили к настоящим дюнам - тут началось! По рациям, которыми снабдили каждую машину, инструкторы только и твердили: «Газ! Газ! Дави до упора!». А в ответ: белый «Чероки» застрял, красный застрял. Словом, в песчаном плену побывали все. Происходит это мгновенно: недобрал газа - и уже завяз. Ни малейшей вины автомобиля в этом нет, мешает собственная осторожность. Ведь для того, чтобы вскарабкаться на гребень бархана, нужна инерция. А на самой верхушке машину надо резко осадить, поскольку там может скрываться крутой и опасный спуск, на котором опрокинуть «Джип» -секундное дело. Некоторых застрявших наши сопровождающие просто откапывали, других приходилось вытягивать на тросе. Выбравшись на более-менее твердую землю, удивился: какже здесь ездят «дакаров-цы»? Не просто ездят - носятся!

АКУЛЫ, ГОРИЛЛЫ, ПРОЧИЕ ОПАСНОСТИ

Вернули нормальное давление в шинах и снова выбрались на шоссе. В город Эрфуд добрались уже в темноте. Вот тут и вспомнились предупреждения на вводном инструктаже. Дети перебегают дорогу прямо перед колесами, взрослые невозмутимо шагают посредине проезжей части, из тьмы призраками появляются ослики,тянущие повозки, а уж велосипедисты ведут себя просто вызывающе.

Подытоживая впечатления, подумал: «Чероки» соткан из контрастов. Несмотря на все издевательства, в экстремальных условиях показал себя настоящим бойцом - идет вперед до последнего, пока колеса хоть за что-то цепляются. А в спокойной обстановке словно отдыхает вместе со мной. Рев мотора, фонтаны песка из-под колес - все это осталось в пустыне. Сейчас «Чероки» превратился в обычный автомобиль. Вот только валик под лопатками словно вновь подрос - прыгая по барханам, я его не замечал…

На следующее утро, уже из самолета увидел отъезжающую колонну «джипов». Проводил их взглядом с некоторой грустью. Индеец «зацепил» меня сильнее, чем я того ожидал. Так и стоит перед глазами белый «Чероки» под белым солнцем пустыни.

НАСЛЕДНИК «ВЫСШЕГО НАРОДА»

Название племени, давшего имя автомобилю, происходит от слова «челоки», что на ирокезских языках означает «говорящие не по-нашему». Само это племя раньше именовало себя «аниюнвийя» (высший народ), сейчас наиболее распространено самоназвание «члаги» (первые среди воинов), хотя они нисколько не возражают, когда их называют «чероки».

Численность чероки сильно сократилась от болезней, которые привезли в Америку европейцы (к 1830 г. она упала с 50 до 20 тыс. человек). Еще 25% племени погибло во время войны Севера и Юга - ни белые, ни черные, ни иные индейские племена не понесли таких потерь. Либеральные законы о «принятии в чероки» позволили ныне увеличить численность до 310 тыс., однако лишь 15 тысяч из них - чистокровные индейцы. Большинство сейчас живет в восточной Оклахоме и на западе Северной Каролины.

ДЖИП-КАБРИО

Больше всего в «Чероки» запоминаются, как ни странно, не внедорожные способности, не мотор и не подвеска, а громадный, почти во всю крышу, люк. От холодов и непогоды пассажиров защищает сдвижная штора из усиленного акрила. «Тент» можно сдвинуть почти до самого конца крыши или остановить в любом положении. Можно сместить вперед лишь заднюю часть, обеспечив пассажиров солнечной ванной.

#Jeep #Cherokee
За Рулем