Журнал
Mazda 3
Mazda3 MPS: переднеприводное беZOOMие

Mazda 3

Сколько сил разумно использовать для переднеприводного автомобиля гольф-класса? Инженеры Honda и Volkswagen считают, что 200, Ford - 225, Opel - 240... А в Mazda полагают, что и 260 - вполне подходящее значение.

Сколько сил разумно использовать для переднеприводного автомобиля гольф-класса? Инженеры Honda и Volkswagen считают, что 200, Ford - 225, Opel - 240... А в Mazda полагают, что и 260 - вполне подходящее значение.
 
История создания этого автомобиля выглядела примерно так. В 2002 году на Парижском автосалоне был представлен прототип 6 MPS. Казалось бы, какое отношение он имеет к «тройке»? Тем более, японская компания и раньше баловала своих поклонников концептами, облачёнными в элементы спортивной атрибутики MPS (Mazda Performance Series). Однако с «шестёрки» решено было начать серийный выпуск «гражданских» автомобилей, подготовленных спортивным отделением компании. К 2004 Mazda наладила производство 6 MPS - пришла очередь взяться за «горячую трёшку».
 
Не долго думая, инженеры взяли и воткнули в Mazda3 двигатель от 6 MPS. 2,3 литра, 260 лошадиных сил, 380 Н/м. Если на мощность «шестёрки», как минимум, жаловаться не приходится, с таким мотором она может поспорить даже с Evo и STI, то «трёшка»... Mazda3 MPS стала самым мощным переднеприводным хэтчбеком в мире! Но как быть с реализацией такого недюжинного потенциала? Ведь если у Mazda6 MPS четыре ведущих колеса, то у «трёшки» - всего два. Хорошо хоть дифференциал повышенного трения поставили. А ведь это, между прочим, небольшой хэтчбек, а не большой седан, который на пару сотен килограммов тяжелее.

Внешность модели сильно не затрагивали. Заменили передний и задний бамперы, добавили «юбку» по бокам. Как и у 6 MPS, пришлось чуть задрать капот, чтобы под него смог поместится интеркулер. В целом, вид автомобиля оказался поразительно скромным: сходу и не разберёшь: обычная это Mazda или «заряженная». Времени разглядеть её не будет: за 6,1 секунды она успеет разогнаться с места до «сотни»... А за секунду до этого скромно стоит, тихо бормоча на холостом ходу.

Даже изнутри суперхэтч мало чем себя выдаёт - лишь красной прострочкой и алюминиевыми накладками на педалях. Только кресла с тремя красными литерами сообщают, где ты находишься. Садишься в них, поворачиваешь ключ зажигания - и лёгкий холодок пробегает по телу: шкала ожившей оптитронной панели приборов размечена до 280 километров в час! И хотя быстрее 250 не даст разогнаться электронный ограничитель, хочется на всякий случай что-нибудь подложить под педаль газа.

Однако на малых оборотах двигателя Mazda оказалась на удивление цивилизованна. «Шнурки на педаль» - и автомобиль плавно покатил вперёд, лишь сцепление сработало чуть жёстче обычного. И трясёт немного сильнее, чем в простой «трёшке». В остальном -ничего необычного. Достаточно лёгкий руль, чёткая работа КПП, быстрые, но «мягкие» реакции. Похоже, здесь нет ничего страшного. До светофора впереди оказывается пара сотен свободных метров, и на второй передаче я отваживаюсь дать полный газ. Стрелка тахометра отметилась на двух тысячах, потом на трёх - мощный, но вполне спокойный разгон поначалу казался безобиден. А потом будто сам бес вселился в мотор. Зашипела турбина, заскрипели шины, и стоп-линия, пару секунд видневшаяся на дороге далеко впереди, оказалась прямо перед носом. Как это случилось? Двигатель ответил лишь лёгким свистом перепускного клапана. Вот тебе и безобидный характер.

Далее я искал лишь свободные участки дорог, чтобы повторить всё ещё раз. И как выяснил, один и тот же ход событий повторяется и на первой, и на третьей передачах. Меняется только скорость, а цифры на спидометре летят одинаково быстро. При этом, когда передним колёсам нужно «переварить» 260 лошадей, для информативности рулевого управления просто не остаётся места, а сам руль на неровностях начинает потихоньку вырываться из рук.

Пока всё свидетельствовало о том, что Mazda3 MPS - это полное безумие. Спорить об этом можно было долго, поэтому достоверно выяснять, так это или нет, было решено на треке. Здесь сумасшедшая динамика MPS проявила себя на отлично. Других автомобилей нет, и никакой угрожающей опасности для нас они не представляют (а также наоборот). «Трёшка» неистово рвётся вперёд, но действуя разумно, ей легко управляешь. Она знает, что такое скольжения и заносы, а благодаря дифференциалу повышенного трения передние колёса пытаются цепляться за дорогу до последнего. Тем не менее, даже у них рано или поздно наступает предел, и можно изрядно повеселиться, разрисовав асфальт двумя жирными полосами. В целом, развлекательную часть Mazda исполняет на «ура!».

Но тогда насколько серьёзно можно рассматривать 3 MPS в качестве спортивного автомобиля? К примеру, «самоблок» работает очень мягко, и на выходе из поворотов разгруженное внутреннее колесо порой заметно пробуксовывает... Мы устроили для Mazda настоящее испытание. Автомобиль отвезли на трассу в Мячково, а место за рулём уступили многократному призеру Чемпионата России по автомобильным кольцевым гонкам Борису Шульмейстеру. Посмотрим, чего стоит автомобиль в гоночных условиях.
- Как поедем, со скольжениями или без? - с серьёзным видом поинтересовался Борис.
- Лучше побыстрее, - с улыбками на лице ответили мы.
- Значит без скольжений, - с невозмутимым видом продолжил наш пилот. - Ну что, готовы? - спросил он напоследок.

К этому моменту ухмылка с моего лица куда-то улетучилась, и я уже держался за ручку над окном. Не дождавшись ответа, Шульмейстер начал разгоняться. Повторилась знакомая история: плавное ускорение переросло в шипение компрессора и свист резины. Автомобиль как ошпаренный помчался вперёд.

Первый поворот приближался всё ближе и ближе, но Шульмейстер и не думал отпускать педаль газа. Впишемся - не впишемся. [info] .. Жёсткое торможение, и автомобиль ныряет в поворот. Не успел я понять, что произошло, как Mazda3 снова фырчала с педалью газа в полу. Вот и связка показалась... После нескольких поворотов я решаю, что паниковать бесполезно и начинаю пристально смотреть за действиями опытного пилота. На любой прямой он пытается разогнать автомобиль как можно сильнее, используя внушительный потенциал двигателя на полную катушку. Оказывается, что неплохие тормоза оказываются не менее важным элементом в обеспечении высокой скорости, позволяя разгоняться как можно дольше. Дабы уменьшить нагрузку на них и не дать двигателю выпасть из рабочего диапазона оборотов, все замедления Шульмейстер выполняет с перегазовками и переходом на пониженные передачи. Торможения каждый раз плавно перетекают в повороты руля, после чего сразу начинаются ускорения. Пару раз Mazda выходила за пределы асфальтового полотна, но изменений в действиях пилотов не происходило ровным счётом никаких. Ни одного судорожного движения, постоянный контроль над машиной и только плавные повороты руля.

«На сликах, конечно, было бы поинтереснее. Но и так, вроде, было неплохо», - сказал напоследок Борис. Мы смогли протянуть лишь «угу» . А что Mazda?

После такой поездки интеркулер можно было бы использовать, чтобы подогреть чашечку кофе или сделать яичницу. Только все чашки к этому моменту наверняка бы разбились (уж не говоря о яйцах), а сковородку в такую машину лучше вообще не брать, дабы она не треснула вам по голове во время торможения перед очередным виражом (или чтобы ею не стукнули по вам обезумевшие от скорости пассажиры).

В общем, Mazda выдержала испытание гоночной трассой. Конечно, специально подготовленные автомобили вроде тех, что профессионально соревнуются здесь, едут быстрее. Но это не главное, ведь на обычных дорогах «тройка» MPS оказалась покладистой при спокойной езде и безумной, но послушной при азартной. Достойный автомобиль, и подлинный Zoom-Zoom.

#Mazda #3
Autoweek.ru