Журнал
К пятому дню путешествия я был твердо уверен, что оно не закончится никогда
Знак бесконечность

Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату

К пятому дню путешествия я был твердо уверен, что оно не закончится никогда

Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату

К пятому дню путешествия я был твердо уверен, что оно не закончится никогда. Я отсчитывал километровые столбики на гладкой, ровной и прямой, как параллель, дороге между Омском и Новосибирском с тем маниакально-депрессивным настроем, что присущ больному инсомнией человеку, наблюдающему за прыжками воображаемых овец через не менее воображаемый забор. Это был бы забойный сюжет для трэш-ужастика категории «Б»: человек умирает, и в наказание за грехи черти отправляют его в нескончаемое путешествие по бескрайним российским просторам на машине Infiniti. Рабочее название, конечно: «На Infiniti в адову бесконечность».

Тем обиднее, что поначалу идея казалась отличной. Пересечь пол-России на сделанном из алюминия японском кабриолете, чтобы привезти его к «родине предков» – Красноярскому алюминиевому заводу. Здесь не обошлось, понятно, без допущений: доподлинно не известно, принимал ли участие в судьбе конкретного автомобиля красноярский алюминий. Но ведь мог же! Не зря КрАЗ считается вторым по величине в мире производителем алюминия, а группа «Русал» ежегодно отгружает именно в Японию почти четвертую часть своей продукции.

Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату


В общем, в первые дни путешествия все шло как по маслу. Пусть кабриолет Infiniti G37 и не создавался для межгалактических путешествий через пол-России, со своей новой ролью really Gran Turismo он справился вполне. Его кожаные кресла вызывают тактильный восторг и, что важнее, в них чертовски удобно сидеть. Пара-тройка секунд игры на «пианино» электрорегулировок – и ты уже находишься в положении «уйдите все, я отсюда с места не сдвинусь». Приборная панель представляется едва ли не идеальным компромиссом между модной нынче идеей минимализма и пониманием того, что кое-какую информацию до водителя доносить все же следовало бы. То же и с центральной консолью: кнопок (особенно если учитывать блок управления «инфотейнментом» под цветным экраном) в Infiniti G37 хватает. Но все нужные функции находятся легко (на вторые сутки в машине я мог бы попадать в требуемые кнопки с закрытыми глазами), так что я лично вряд ли променял бы этот чуть архаичный подход к организации интерьера на какой-либо нанотехнологичный «ай-да-драйв». Немногое, в чем можно упрекнуть Infiniti G37, – это посредственная обзорность и нависающая над головой крыша. В путешествии, впрочем, эти недостатки не столь заметны, как в городе, ведь слишком уж рьяно смотреть по сторонам на трассе не нужно, да и сесть для удобства можно чуть более расслабленно, немного опустив спинку сиденья. А еще очень жаль, что пользоваться главной функцией кабриолета – опускаемой крышей – на трассе не получится, если только вы не отправились в путешествие без вещей. Сотрудники Infiniti специально предупредили: не хотите, чтобы крыша застыла в «полуприсяде», не опускайте ее, если в багажнике лежит хотя бы портфель. Сломаться может...
Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату


Но мне повезло – пару раз на участках, свободных от удушающе-прогорклых «Камазов», злых демонов любого российского кабриолетиста, я все же прохватывал в режиме «ветер в лицо». Нет-нет, я не нарушил данное ребятам из Infiniti обещание. Просто так случилось, что в поездке рядом со мной все время был черный джип сопровождения с двумя выписанными из Англии «бодигардами» – Марком и Гасом.

Это, разумеется, шутка. Англичане действительно были, но вместо кольта на поясе у них висел Nikon, а провод наушника вел не к рации, но к iPod. Компанию мне составляли коллеги из английского Car. Набравшись смелости, они решили пересечь Россию (точнее, пол-России) на Infiniti (снова бесконечность!), чтобы привезти домой живые свидетельства о трех главных русских достопримечательностях: matreshka, vodka, balalaika. Ну и полюбоваться на знаменитых russian bears, разумеется.

Скажу честно, без англичан поездка была бы куда более пресной. Монотонность километров ежечасно разбивал крик в рации: «Alex, WHAT IS THIS?» – а каждая стоянка превращалась в мини-лекцию по аспектам российской культурологии.
Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату


Я стал гуру-гидом: это pridorozhny tolchok, но туда лучше не ходить, это borsch, но лучше его не есть, это hruschevka v Kemerovo, но с ее обитателями лучше не знакомиться. А после в приступах необъяснимого патриотизма защищал Русь-матушку от империалистического ехидства. Получалось, как я понял уже позже, так себе. Объяснения уровня «это не scary road, а приличный асфальт, видели бы вы ямы здесь три года назад» на них производят столько же впечатления, как на меня – гипотетическое доказательство человеком его высокой цивилизованности на основании того факта, что огонь он добывает, уже не обстукивая камнем скалу, а растирая палочкой стружку в деревянном корытце.

В конце концов, я сам признаю: путешествие по России «вдоль» – и правда не самое захватывающее занятие. Часы отщелкивают сутки, одометр – километры, плейлист в iPod играет по пятому кругу, но ничего не происходит. Березовый лес за окном сменяется на березово-сосновый (и в обратном порядке), более холмистая местность чередуется с менее холмистой. Более того: как только вы минуете Казань, друг на друга, пусть не по форме, но по духу, становятся похожи и города. Последовательность примерно такая: сначала вы проезжаете ГЭС (ТЭС), построенную для энергоснабжения градообразующего химпрома (металлопрома, «оборонзавода» – нужное подчеркнуть), потом – собственно сам градообразующий завод, потом – блочные жилые кварталы, построенные для тех, кто должен работать на градообразующем предприятии. Дом, который построил Джек. Ситуация меняется в лучшую сторону, когда добираешься до центра города. Тогда выясняется, например, что Нижний Тагил – это не только трубы местного металлургического завода, но и симпатичные бульвары с роскошными деревьями и элегантыми двухэтажными «сталинками». А Омск – это не только зазаборенная сверхсекретная «оборонка», но и красивые улицы с по-московски ярко подсвеченными белыми каменными домами позапрошлого века. Запомнили ли это англичане? Не уверен. Слишком уж сильными, кажется, всякий раз для них были первые впечатления.
Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату


Возможно, именно поэтому где-то ближе к Новосибирску рация начала просыпаться все реже и реже. Устав умиляться умилительному и удивляться удивительному, британцы впали в хандру от нескончаемых березок и предложили разбить колонну и встречаться на «чекпоинтах». Тем лучше: можно развеяться и немного пошалить. Infiniti G37 это вполне позволяет.

«По паспорту» кабриолет, как это нечасто бывает, скромнее, чем в реальной жизни. 333 «лошади» и 363 Нм момента – цифры не слишком пугающие для автомобиля массой в две без нескольких килограммов тонны. Но G37 действительно быстр: порой на российских дорогах мне даже казалось, что японцы поскромничали с заявленными 6,4 с до сотни. Его V6 приятно звучит – пусть тембр и недотягивает до суперкаровских стандартов. Семиступенчатая АКП работает (особенно в режиме «спорт») настолько здорово, что за всю поездку переходить в режим ручного управления мне пришлось лишь пару раз – и то, признаюсь, скорее развлечения для.
Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату


И главное – этот автомобиль превосходно управляется. Его гигантские катки размерности 225/45 спереди и 245/40 сзади на 19-дюймовых дисках держат дорогу хваткой челюстей бультерьера, а в поворотах G37 будто «заправляет» нос внутрь – ни намека на недостаточную поворачиваемость. Хороши и тормоза – я не назвал бы их «сверхцепкими», но и жаловаться на их работу было бы прегрешением против истины. Удивительно складная получилась у Infiniti машина. И что еще более невероятно, таковой она оставалась и после недели едва ли не круглосуточного с ней общения. К тому моменту меня начало подташнивать даже от собственного отражения в зеркале, но G37 аллергии не вызывала.

Возможно, впрочем, тошнота была вызвана тем, что в итоге бесконечность все же закончилась и мы доехали до Красноярского алюминиевого завода.

Здесь я хочу немного отвлечься и сделать небольшое, но важное публичное заявление. Когда в следующий раз любой топ-менеджер любой автомобильной компании заведет речь о высокой экологичности его продукции, достигнутой за счет широкого использования алюминиевых компонентов, я поборю страх и предложу ему съездить в Красноярск и потрогать эту экологию руками прямо в воздухе. Набрать ее полные легкие и задержать дыхание. Просто опустить стекло автомобиля, наконец. А после спрошу: «Что чувствуете?»
Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату


«Русал» утверждает, что ежегодно вкладывает миллионы долларов в разработку и установку фильтров и защитных систем для своих заводов. У меня нет причин не верить компании. Тем хуже для алюминия – если даже очищенные миллиардами выхлопы пахнут так интенсивно. Через пару минут, проведенных на задворках завода, кажется, будто весь рот набит какой-то железно-кислой пылью. Возможно, это лишь игра воображения, зловещее молчание рыбы Баскервиллей из анекдота, но я верю своим чувствам.

Справедливости ради стоит сказать, кстати, что в самом Красноярске этого запаха нет: завод находится на окраине города, и роза ветров «смотрит» в противоположную от него сторону. Зато прямо за предприятием находятся сразу три «зоны» и одна вымершая благодаря «вкусной алюминиевой жизни» деревня Коркино.

Не слишком радостным, словом, получилось возвращение Infiniti G37 к собственным корням. Как если найти давно потерянную могилу дедушки и обнаружить на памятнике надпись «Вернейшему другу» за подписью Лаврентия Берия. Да, машина из алюминия – это технологично и правильно, что бы ни писали в анамнезах жителям деревни Коркино. Я и сам, если честно, не спешу выкидывать на свалку алюминиевый MacBook. Вот только не нужно нам больше рассказывать про экологию. Трогали, знаем.
Алексей Шмелев проехал пол-России, чтобы привезти Infiniti G37 Cabrio к ее алюминиевым корням. И немало удивился результату

CARS.ru