Журнал
Renault
Дизайнер в сапогах: интервью с Лоуренсом ван ден Акером, вице-президентом Renault по корпоративному дизайну

Интервью с Лоуренсом ван ден Акером, вице-президентом Renault по корпоративному дизайну

Renault

По случаю российской презентации Renault Duster в Москву приехал Лоуренс ван ден Акер, вице-президент концерна Renault по корпоративному дизайну, и часть его команды, ответственной за создание кроссовера. Главный стилист французской марки был призван изменить стиль автомобилей, ныне утерявших свою былую экспрессивность и эстетику. Лоуренс проработал в Renault уже больше двух лет и нарисовал за это время четыре совершенно разных концепта — от спорткара до электромобиля. Скоро настанет время, когда серийные модели должны получить часть идей голландского дизайнера. Как будут выглядеть будущие Renault? Будет ли мэтр создавать дизайн для российских партнеров по альянсу из «АвтоВАЗа»? Как проходят будни самого Лоуренса? Все это мы постарались выяснить за нашей непринужденной беседой.

По случаю российской презентации Renault Duster в Москву приехал Лоуренс ван ден Акер, вице-президент концерна Renault по корпоративному дизайну, и часть его команды, ответственной за создание кроссовера. Главный стилист французской марки был призван изменить стиль автомобилей, ныне утерявших свою былую экспрессивность и эстетику. Лоуренс проработал в Renault уже больше двух лет и нарисовал за это время четыре совершенно разных концепта — от спорткара до электромобиля. Скоро настанет время, когда серийные модели должны получить часть идей голландского дизайнера. Как будут выглядеть будущие Renault? Будет ли мэтр создавать дизайн для российских партнеров по альянсу из «АвтоВАЗа»? Как проходят будни самого Лоуренса? Все это мы постарались выяснить за нашей непринужденной беседой.

Привет, Лоуренс, ты надолго приехал в Россию?

— Лоуренс ван ден Акер: Я тут уже три дня и завтра собираюсь уезжать. Правда, не все время я провел в Москве, до этого я был в Тольятти.

Что была за цель у этого визита, если не секрет?

— Лоуренс ван ден Акер: Ну, я впервые увидел, что представляет из себя завод «АвтоВАЗ», познакомился с командой местных дизайнеров. Мой коллега Энтони Грейт, который уже два-три года работает в Тольятти, устроил мне большую экскурсию по этой необычной фабрике с четырехкилометровым конвейером, на котором собирают до 800 тысяч автомобилей Lada в год. На самом деле впечатляет!

Ты готовишься возглавить дизайнерскую команду «АвтоВАЗа»?

— Лоуренс ван ден Акер: Нет, нет. Я вообще не отвечаю за бренд Lada, они полностью независимы от Renault. Конечно, мы будем помогать тольяттинцам, если они нас поросят, но никогда не будем оказывать на них давление.

Но дизайн автомобилей Lada так или иначе будет пересекаться с европейским, ведь сейчас уже известно об универсале на базе Dacia Logan (Renault Logan в России). Ты его видел?

— Лоуренс ван ден Акер: Да, я видел этот автомобиль возле Кремля на праздновании 45-летия «АвтоВАЗа». Но, знаешь, сейчас я на линии старта в налаживании отношений с российскими коллегами. Если они попросят меня дать какой-нибудь совет по дизайну, я с удовольствием его дам, мне действительно нравится эта команда.

У нас в народе принято говорить, что вся продукция «АвтоВАЗа» плохо выглядит и всегда ломается. Неважно, на какой автомобиль вы нацепите бейджик со словом Lada, он априори станет плохой машиной. Не боишься, что твое славное имя опошлят тут, в России?

— Лоуренс ван ден Акер: А мне кажется, что мы сможем изменить менталитет россиян. Я в курсе имиджа Lada, но по жизни являюсь оптимистом и надеюсь, что мы сможем через это пройти.

Создавать дизайн дешевых автомобилей для быстроразвивающихся стран с низкими доходами населения сложно?

— Лоуренс ван ден Акер: Думаю, да. Люди в быстроразвивающихся странах хотят того же, что и в богатых, просто, у них нет денег. Но мы не имеем права сказать нет только из-за отсутствия у клиентов возможности выложить круглую сумму. В случае с бюджетными машинами нужно дать людям желаемое по низкой цене. Мы обязаны уважать всех, в том числе удовлетворять мечты тех людей, которым не всегда хватает денег на покупку роскошной модели.

В арсенале Renault есть Logan, очень популярный в России автомобиль, во многом благодаря надежности и потребительским характеристикам. Я думаю, что недостающее звено — дизайн — мы вскоре улучшим. Правда, необходимо понимать, что мы не хотим, имея один продукт, предлагать следующую его генерацию в совершенно ином стиле. Это важно, если ты хочешь добиться доверия во взаимоотношениях между клиентом и компанией. Представь себе, что ты дружишь с интересным и веселым человеком, который вдруг в одночасье превратился в грустного и злого. Я думаю, с таким товарищем долго не пробудешь.

Renault

Сейчас в Renault у тебя в подчинении более 450 дизайнеров 30 различных национальностей — более разношерстная команда, нежели была в Mazda. Сложнее стало управлять таким количеством людей и работать вообще?

— Лоуренс ван ден Акер: Да, у меня почти вдвое больше людей, чем раньше. Но сейчас все идет отлично. Главное, сразу понять, чего ты хочешь достичь и куда нужно направить бренд. У нас это получилось. В короткий период времени мы определились с будущей стратегией дизайна Renault, что, естественно, вдохновило всю команду. Если ты способен вдохновить людей, придумать для них мечту, они последуют за тобой, и все вещи тогда будут происходить сами собой. Гораздо тяжелее заставлять людей делать что-то, нежели подталкивать их к созданию чего-либо. Я думаю, что с новой стратегией бренда команда чувствует себя вдохновленной, а моя работа от этого становится все легче и легче день ото дня.

Но в начале, правда, было очень тяжело. И проблема была не в людях, а в том, что Renault — огромный концерн, к тому же я не знаю французский, не знаю культуры этой страны. Это был своего рода вызов для меня — понять компанию и делать в дальнейшем правильные вещи. Но мне многие помогли, управляющие, люди из маркетинга, из отдела планирования и, конечно, дизайнеры, поэтому я не был одинок, а атмосфера сложилась очень позитивная. Сейчас я не даю заданий своей команде, это просто невозможно —собрать столько народу вместе у классной доски и дать каждому ЦУ, моя задача — вдохновлять их.

Вам дали полную свободу действий?

— Лоуренс ван ден Акер: Да, ведь когда я пришел в Renault, все уже понимали, что пора создавать новую историю бренда и начинать новую главу в летописи о развитии компании. Я начал работать с чистого листа, но это большая ответственность. К тому же автомобильный дизайн является еще и бизнесом, и все мы сталкиваемся с одинаковыми проблемами: сделать максимально хорошо и при этом потратить минимум денег, а потом как можно дороже продать результаты.

Если вы создаете историю бренда заново, то как быть с любимым «оружием» маркетинга — притягивать «за уши» модели из прошлого и ассоциировать их с будущими?

— Лоуренс ван ден Акер: Новая глава в истории Renault, которую мы создали, очень близка к истокам марки. В 1990-е бренд занимал довольно сильные позиции, имел строгое позиционирование — «voitures pour la vie», то есть «машины для жизни». Новый цикл развития очень близок именно к этой философии прошлого, и многим в компании нравится такое положение вещей. С одной стороны, мы создаем что-то новое, но это новое всегда отображает часть прошлого.

Незадолго до нашей беседы, Лоуренс ван ден Акер провел презентацию дизайнерского направления компании Renault для российских журналистов. О чем говорил один из главных стилистов французского автопрома, можно посмотреть в этом видео.

Рассматривая твой первый концепт Renault DeZir, особенно фары, мне показалось, что дизайн серийных автомобилей Renault ждет некая агрессия, свойственная, например, немецким брендам. Я прав?

— Лоуренс ван ден Акер: Да, безусловно. С одной стороны, мы хотим получить более чувственные и теплые автомобили, а с другой, не можем сделать машину, похожую на мыльницу. Поэтому, при помощи строго выверенных линий, мы пытаемся найти баланс. Выражением передней части концепта DeZir и строгими боковыми линиями мы создали контраст, который только подчеркивает всю красоту других деталей.

Концепт Renault DeZir

Главная цель — получить равновесие, создать такой эффект, чтобы у автомобиля не было ярко-выраженной гендерной принадлежности, а человек, проходя мимо, захотел его потрогать или даже помыть. Самый впечатляющий показатель, когда ты выставляешь автомобиль на подиум автошоу, а в конце дня он весь покрыт отпечатками пальцев. И это определенный знак качества твоей работы, когда люди хотят дотронуться до панелей кузова. На будущих моделях Renault все увидят новое выражение «лица» концепта. Я надеюсь, что в 2012 году на тесте нового хэтчбека Clio и ты узнаешь в нем DeZir.

Один из твоих концептов — Frendzy — электрокар. Он дает нам представление о том, как должен выглядеть многофункциональный электромобиль Renault. Модели с электродвигателями, такие как Fluence и Kangoo — обычные машины, а вот Twizy и ZOE — футуристичные и оригинальные. Какими в итоге должны стать электрокары по твоему мнению?

— Лоуренс ван ден Акер: Когда ты предлагаешь людям пересесть на электрокар и довериться абсолютно новым технологиями, у большинства это вызывает шок. И если поменять слишком много, предложить джойстик вместо руля, задние сиденья вместо передних, правый руль вместо левого, электродвигатель, в конце концов, вместо ДВС, люди почувствуют себя некомфортно. Поэтому в первом поколении электромобилей мы хотим доказать, что электрокар — обычная машина, отличающаяся от других только силовым агрегатом. [info] Когда люди их примут, мы подойдем к созданию второй генерации более смело. У Renault есть преимущество перед другими автопроизводителями, так как марка предлагает целую линейку электрокаров, состоящую из четырех разных моделей. Поэтому мы можем в будущем определить, что реально сработает, а что будет отвергнуто клиентами.

Концепт Renault Frendzy

К сожалению, Россия плетется в хвосте ваших радикальных идей, а если к нам и попадут электрокары, то скорее всего ими должны стать внедорожники или седаны размером не меньше, чем Fluence.

— Лоуренс ван ден Акер: Да, я впечатлен вкусами россиян. Я тут увидел такие машины, о существовании которых раньше даже не подозревал. Например, мне удалось встретить в Москве ярко-сиреневый кроссовер Infiniti с черными матовыми дисками, классические «Жигули» и даже такси Maybach оранжевого цвета для олигархов. Даже не знаю, какой электрокар предложить россиянам.

Renault

Сильно отличается работа у французов от работы в Mazda?

— Лоуренс ван ден Акер: В Mazda я провел время прекрасно, там была очень сильная команда. Я уважаю моего преемника и не скажу, чтобы он сильно изменил состав дизайнеров после моего ухода. Я до сих пор переживаю за них и желаю только удачи.

Но Renault — совершенно другой зверь. Большая компания, продукция которой распространяется от коммерческого транспорта до спорткаров, вдруг пожелала измениться, и для меня, как для дизайнера, это вызов, от которого не отказываются.

Как-то поменялось твое мировоззрение и взгляды на автомобильный дизайн после перехода в Renault?

— Лоуренс ван ден Акер: Хороший вопрос. Не столько поменялось мировоззрение, сколько обязанности. Это как бросить камень в воду и смотреть, как расходятся круги, становясь все больше и больше. Раньше я был счастлив от того, что удалось нарисовать часть машины, затем целую модель, затем радости не было предела от создания серийного автомобиля и так далее. А теперь у меня в подчинении почти полтысячи человек, я о таком даже мечтать не мог. Когда я попал на работу в Audi, то подумал, что это вершина карьеры и теперь можно спокойно умереть. Поэтому все, что происходило потом, было для меня настоящим событием.

Это фрагменты фотосъемки для журнала CAR. Рыболовный сачок, болотные сапоги и лопата — атрибуты сельского жителя, в которых и перевоплотились Лоуренс ван ден Акер и его монгольский коллега Эрде Тунга, создававший образ кроссовера Renault Duster. Последний наверняка придется по вкусу любителям рыбной ловли из российской глубинки.

Тебя не посещало чувство, что дизайнер из другой компании сделал что-то лучше, воплотил в жизнь какую-то задумку раньше, чем это сделал ты?

— Лоуренс ван ден Акер: Я не думаю, что у нас есть какая-то реальная конкуренция. Я преисполнен уважением к Вальтеру де Сильве (VW AG), Люку Донкервольке (Volkswagen), к Джею Мейсу (Ford). Но мне кажется, что их работы только вдохновляют, гораздо больше, чем что-либо другое. Представь себе, что ты играешь в рок-группе, а рядом на одной сцене поют другие музыканты, у которых есть свои хиты. У тебя тоже есть свой хит, и даже если между нами есть конкуренция, то она только во благо. Она стимулирует к еще более усердной работе.

#Renault
Сергей Белоусов