Журнал
Фото Mercedes-Benz
Дальнобойщики тоже платят

Фото Mercedes-Benz

Каждую весну дороги России напоминают черно-белые фотографии улиц Берлина, сделанные в 1945-м году перед 9-м мая. Главная причина появления дыр и трещин в асфальте будто после бомбежки — обычные фуры. Росавтодор, который является основным и единственным восстановителем мира на дорожном полотне, старается минимизировать количество разрушений на федеральных трассах и вводит сезонные ограничения на движение большегрузного транспорта.

Каждую весну дороги России напоминают черно-белые фотографии улиц Берлина, сделанные в 1945-м году перед 9-м мая. Главная причина появления дыр и трещин в асфальте будто после бомбежки — обычные фуры. Росавтодор, который является основным и единственным восстановителем мира на дорожном полотне, старается минимизировать количество разрушений на федеральных трассах и вводит сезонные ограничения на движение большегрузного транспорта. Выслушать все «за» и «против» представилось возможным на пресс-конференции в здании РБК.

Так, с 1 апреля по 25 июня в каждом регионе страны вводится сезонное ограничение на предельно допустимые значения масс на одну ось. Срок запрета не может превышать 30 календарных дней, и каждый субъект федерации выбирает период его действия самостоятельно. Например, в Центральной России такой запрет введен с 1 апреля и продлится до 1 мая. Именно в это время асфальт становится наиболее уязвимым: покрытие испытывает большой перепад температур, на него действует вода, тающая днем и замерзающая ночью.

Летом, когда дорожное полотно может нагреваться до 50-60 градусов по Цельсию, и под давлением фур в асфальте образуются колеи и сдвиги, вводится второе ограничение, однако действует оно только в светлое время суток — с 10:00 до 22:00 часов. Согласно правилам, каждая ось грузовика, в зависимости от конкретной трассы, может весить от 4 до 8 тонн, что, конечно, существенно ниже реальных показателей.

С другой стороны, перевозчики ситуацией недовольны и жалуются на то, что не успевают довозить грузы вовремя, вследствие чего несут убытки. «Широкомасштабное применение данных ограничений отрицательно влияет на наш бизнес и нашу способность удовлетворять нужды клиентов», — цитирует председателя комитета автопроизводителей АЕБ Дэвида Томаса портал containerbusiness.ru. Противники ограничений ссылаются на то, что железнодорожный транспорт дороже автомобильного и что альтернативы тяжелым фурам нет.

Интересно было услышать и мнение непосредственного участника рынка автомобильных перевозок — владельца тягача Man с прицепом Schmitz дальнобойщика Владимира Саркисяна. «Ограничения были всегда, но положения вещей они не меняют. Все равно все фуры ездят перегруженные, и все об этом знают. Официальные штрафы — тысячи полторы на водителя и несколько сотен тысяч на организацию — никто не платит, по факту мы отдаем 500-1000 рублей на каждом весовом контроле, несколько раз за рейс. По моим ощущениям, мы справились бы с грузами, даже если соблюдались бы все нормы. Сейчас каждый старается больше нагрузить, чтобы не досталось другому. Многие дальнобойщики — частники, купили машины в кредит и теперь им приходится крутиться. Если же грузить по нормам, то и машины будут целее, и дороги, и со всеми грузами справимся». С пятью осями, как у Владимира, и ограничением в 7 тонн на одну ось, как на многих участках федеральных трасс в данный момент, общая масса фуры может составлять 35 тонн, а это почти 20 тонн груза.

Нам же, простым автомобилистам на легковушках, хочется верить, что в сложившейся противоречивой ситуации победят строгие нормы. В России зарегистрировано 41 миллион автомобилей, и только 1,5 миллиона из них — это большегрузы. От ям же страдают в большей степени те машины, у которых подвески не рессорные и не такие большие, как у грузовиков, колеса.

Максим Рудометкин