Уберизация всего: как совместное потребление изменило общество

Новая модель совместного потребления, или sharing economy, трансформировала общество и поменяла систему ценностей. Оказывается, не обязательно владеть материальными объектами, чтобы ими пользоваться — достаточно открыть сайт или запустить приложение, чтобы получить доступ к вещам и услугам во всем мире. К 2025 году оборот sharing economy в Европе достигнет 570 млрд евро, прогнозируют эксперты PWC.

Одним из главных драйверов экономики совместного потребления стала транспортная отрасль. По данным Ernst & Young, более 25% потребителей считают, что владеть машиной не обязательно. Бурное развитие мегаполисов превращает автомобиль из средства передвижения в бесполезный предмет роскоши: дорогая парковка, пробки и ограничения на въезд в центр лишают смысла владения собственной машиной.

В 2019 году пройдут первые IPO компаний из сферы sharing economy: Uber инвесторы оценивают в $120 млрд, а его конкурента Lyft — в $15 млрд. Автопроизводители не отстают от тренда: недавно Volvo запустила рекламную кампанию, призывающую не покупать ее автомобили. Вместо этого шведский автопроизводитель предлагает «подписываться» на машины по аналогии с сервисами вроде Netflix и Spotify. По планам Volvo, к 2025 году через такую «автоподписку» будет распространяться половина произведенных компанией автомобилей. В 2019 году сервис аренды автомобилей по подписке откроет в Японии Toyota.

Сегодня в России представлены все модели совместного потребления в транспорте: такси, каршеринг, райдшеринг, устройства персональной мобильности (велосипеды и самокаты). Последний формат может быть особенно востребован в крупных городах, где самокаты становятся транспортом «последней мили», помогая комфортно добраться, к примеру, от метро до офиса, уверен Александр Усов, исполнительный директор CTRL Лизинг. При этом такси занимает место доступного общественного транспорта, порой конкурируя с менее удобными автобусными перевозками. Райдшеринг (или карпулинг) в России пока остается в основном средством для междугородних, а не внутригородских поездок.

В свою очередь, каршеринг уже изменил ландшафт многих российских мегаполисов. Каршеринговые сервисы позволяют автолюбителям отказаться от собственного автомобиля, сохранив мобильность и автономность. К тому же, многие люди получают удовольствие от вождения машины, поэтому для них каршеринг предпочтительнее такси.

Оборот каршеринга скоро составит почти половину всего рынка sharing economy. По прогнозу Markets & Markets, к 2025 году оборот мирового рынка каршеринга вырастет до $218 млрд, а среднегодовой темп прироста составит 19,87%.

Каршеринг становится полноправной альтернативой общественному транспорту: в течение дня один автомобиль в каршеринге заменяет десять личных машин. Это снижает нагрузку на транспортную инфраструктуру, ускоряет среднюю скорость передвижения в городе и улучшает экологическую обстановку. Наконец, каршеринг позволяет существенно экономить на парковке. Уже сегодня Москва является одним из наиболее быстроразвивающихся рынков каршеринга в мире, подсчитали аналитики JPMorgan.

Такой бурный рост отечественного каршеринга объясняется не только политикой городских властей, но и развитым рынком финансовых инструментов, без которого было бы невозможно развивать бизнес в сфере sharing economy. В парках основных игроков рынка каршеринга — тысячи автомобилей. Лизинг автомобилей позволяет каршеринговым провайдерам радикально сокращать затраты и быстрее осваивать новый рынок, объясняет Александр Усов. Преимущество лизинга в том, что он позволяет избежать финансовых рисков в течении всего срока действия договора, так как набор услуг заранее определен и их стоимость фиксирована.

Развитие технологий формулирует новые требования для лизинговых компаний — современные финансовые инструменты должны отвечать потребностям бизнеса, работающего в условиях «умных» городов. К примеру, появляются адаптированные под такси и каршеринг лизинговые программы. Другой формат «умного лизинга» — внедрение телематического оборудования, которое позволяет следить за автомобилем и контролировать его утилизацию. Кроме того, телематика помогает обеспечивать безопасность — умные устройства контролируют водителей и пассажиров, снижая риск происшествий и конфликтов на дороге и позволяя бизнесу эффективно управлять операционными расходами.

«В нашем портфеле более 10 тысяч автомобилей, которые используются в сфере каршеринга и такси, — говорит Александр Усов. — Выступая инфраструктурным партнером новой модели транспортной отрасли, мы помогаем развиваться ведущим агрегаторам такси и каршеринга. Мы ожидаем, что дальнейший рост каршеринга снизит нагрузку на автомагистрали, а внедрение цифровых решений, основанных на телематике и умных технологиях для помощи водителю, сделает поездки в городах одновременно и эффективными и безопасными».

По оценкам PwC, парк каршеринга в одной только Москве достигнет 30 тысяч машин к 2025 году. Возможности, которые совместное потребление открывает перед людьми, понятны уже сегодня: более комфортная жизнь в мегаполисах, более безопасные поездки и больше свободного времени, которое можно потратить на действительно важные вещи.