Журнал
В посольстве был водитель, и он занимался моим обучением на представительской «Волге»
Александр Скляр. Мой первый автомобиль

В посольстве был водитель, и он занимался моим обучением на представительской «Волге»

В посольстве был водитель, и он занимался моим обучением на представительской «Волге»

В посольстве был водитель, и он занимался моим обучением на представительской «Волге»

Водить машину я начал четырнадцать лет назад. Причем учился я водить в Северной Корее, когда работал там дипломатом.

В посольстве был водитель, и он занимался моим обучением на представительской «Волге». Потом, когда я вернулся в Москву, я пошел в автошколу и с первого раза сдал экзамены. Так получилось, что первым моим транспортом был мотоцикл «Урал» с коляской, на котором я проездил года два. Но однажды на скользкой зимней дороге меня занесло, и я перевернулся на этом «Урале» так, что несколько месяцев пролежал в больнице. После этой истории к мотоциклу я стал подходить с опаской и в итоге купил себе свой первый автомобиль.

Это была «Победа» выпуска 1954 года. Потрясающе красивая машина! Когда я на ней ездил, прохожие оглядывались, а водители одобрительно сигналили. Но проблема была в том, что ездил я на ней гораздо меньше времени, нежели занимался ее ремонтом. Думаю, что эта «Победа» была самым проблемным автомобилем в России, и досталась она именно мне. Благо один из моих друзей, автомеханик, оказался фа­натом ретромобилей и постоянно помогал мне с починкой машины, взяв ее под свой неусыпный контроль. Сам я совершенно не разбирался тогда в устройстве автомобиля, но благодаря «Победе» приобрел кое-какие навыки, которые не раз выручали меня в будущем.

«Победа» – это очень тяжелый автомобиль, и проблема в том, что для его веса у него достаточно слабый двигатель. Это обстоятельство, а также преклонный возраст машины сыграли со мной однажды осенью злую шутку. У группы «Ва-банк» был концерт в Твери, и я поехал туда на машине. Мы отыграли отличный концерт, и я в хорошем настроении решил ехать обратно в Москву. Со мной поехал один мой друг из Твери. Мы проехали километров сто, когда мотор неожиданно начал чихать и заглох. Мы переглянулись и поняли, что влипли: ни он, ни я на тот момент ничего не смыслили в ремонте машины. Время за полночь, и, как это обычно бывает по закону подлости, не останавливается ни одна попутка – середина 90-х годов, времена тогда были лихие. Тут мой друг вспомнил: «Я видел, как машину «с толкача» заводили. Давай попробуем толкнуть!» И вот тут мы узнали, что такое «Победа»!

Сдвинуть ее с места и хоть чуть-чуть разогнать оказалось не намного легче, чем толкать танк. Через полчаса наших бесплодных усилий я в полный голос проклинал и создателей машины, и год ее выпуска, и себя за то, что купил это четырехколесное несчастье. Мы с другом уже приготовились к ночевке в машине, когда рядом с нами затормозил грузовик. Водитель, пожилой, но еще довольно крепкий мужик, выслушал наш сбивчивый рассказ и со словами «Эх, щеглы!» полез с фонарем под капот «Победы». Я до сих пор не знаю, что он там сделал, но через пятнадцать минут машина завелась. Счастью нашему не было границ! На всякий случай мы договорились с водителем грузовика, что будем постоянно ехать за ним, а он – посматривать в зеркало, не стряслось ли опять с нами чего. До Москвы мы доехали без приключений, но потом я еще долго боялся выезжать в одиночку за город.

Несмотря на все неприятности, которые доставила мне моя «Победа», воспоминания о ней у меня только теплые. Может быть, она – своеобразный сим­вол того замечательного вре­мени, каким для меня бы­ла середина 90-х годов – как в личной, так и в творческой жизни.

 

CARS.ru